На першу сторінку
 
РеєстраціяЗайтиВідновити доступ
ЛітКлуб лого
всі твори проза поезія інше рецензії форум автор

Ади и Василь

Апальков Олександр, 09.05.2015 року



Я получил письмо из Германии. Мне писал мой друг. Нас свела работа. Он помогал улучшить водоснабжение нашего города.

У нас протекает Днепр. А вода подается в квартиры по часам. О горячей воде все мы уже давно забыли.

Адольф Вагнер — так его звали, свалился как снег на голову. Его прислала организация пенсионеров-специалистов. Там, в недрах старого Запада есть такое. Чтоб старые люди не чувствовали ненужность своих знаний и умений.

Мы проработали с ним месяц. Среди июльской жары, бесконечных вопросов и бестолковых ответов.

Прощаясь, он спросил меня, почему мы так бестолково живем, и так много пьем.

И вот он писал спустя год. Извинялся за долгое молчание. Ссылался на занятость и поездку в Гвинею. Потом он катался на лыжах. В Альпах. И не удачно упал.

Я вспомнил все наши разговоры с ним. Адольф Вагнер стоял передо мной. Как живой. Старику восемьдесят лет. Во время войны он был десантником СС. В котле под Корсунем он пролежал в сугробах двое суток. В десяти метрах ездили танки. Русские. Испускали дыхания выхлопов. Теплыми и вонючими облаками. С ним рядом умирал его друг. И умер рядом. От ран и холода. Ночью Вагнер уполз. На Запад. По компасу.

Я красочно представил себе. В черно-белом месиве его синие глаза. И окоченелые широкие скулы.

"Ади", так он просил меня его называть. Теперь Ади писал, что упал неудачно. Катаясь на лыжах. В Альпах.

Об Альнах я имел смутное представление. Я их никогда не видел. Там, должно быть, искрится снег. И дымится позёмка. Когда её ворует ветер востока.

"Я давно не подавал о себе вести. — Писал он. Писал он на компьютере. Строчки были ровные и отформатированные.— Я упал, катаясь на лыжах. Это оказалось так тяжело, что я долгое время валялся в больнице. И даже был прооперирован. И всё из-за внутренних повреждений. После больницы мне пришлось уехать на курорт".

Я представил себе еще раз цветущего деда. Среди цветов длинностебельных роз. Где-нибудь у безымянного ручья Шварцвальда. Глядящего на форель. А та стайками плывет против течения.

Мой сосед по койке застонал. Я обвел его боковым взглядом. Он лежал без движения. И без красок в старом лице. Осенний луч усугублял восковитость его носа и щек. Впалых и не бритых. Из трёхлитровой, перевернутой горлом вниз, банки шел мутный шланг к его кровати. Дед лежал поверх застиранной до остервенения простыни. На мятом косяке её стоял штемпель: FREUNDE VON KANEW. Из гуманитарных поставок.

" Когда я ещё лежал в больнице,— читал я дальше,— я думал очень много. Куда больше, чем прежде. Я создавал себе мысли. И начал философствовать. И я установил, что мы, по своей натуре воспринимаем всё либо слишком серьезно, либо безразлично легко. Вовсе не так, как в действительности. Но кому я это скажу!"

Сосед застонал снова. И попробовал повернуться на бок. Но не смог. Стон затих.

Жужжала последняя муха. У стекла большого немытого окна. По центру окна наклеена цифра 20. Номер палаты.

" В то время, когда еще был постельный режим, я, насколько я мог, много читал. Все подряд. И, конечно же, много спал. А что поделаешь."

Я прервал чтение. И тоже заснул. Потому, что был слаб.

Утром приехала старуха. В черном платке. На нем раскинулись русские цветы. Вылинялые и старые. Она вошла тихо. Положила мне в руку антоновское яблоко.

Оно запахло.

— Вот, привезла Василю поесть. А его уже и не стало. Думала, випишут... Привезла пиджак. Вот, и медаль приколола.

Через её локоть свисала тряпка. Когда-то пиджак. Из толстогранного вильвета.

Я видел такой фасон в селе моего детства... На медали стояло «За Корсунь-Шевченковскую битву».

Медаль одиноко телепалась.

Тихо.



Читати коментарі (2)
Рейтинг Оцінили Переглянули
1 Юрій Шеляженко. 338
( написати коментар )
Юрій Шеляженко
2015-05-09 18:37:10

Интересная притча.

(відповісти)
Апальков Олександр
2016-01-31 14:39:27

Юрий, это Non fiktion.

(відповісти)
( написати коментар )