На першу сторінку
 
РеєстраціяЗайтиВідновити доступ
ЛітКлуб лого
всі твори проза поезія інше рецензії форум автор

Попрощались

В. Ю. , 27.04.2017 року



Пока он, широко раскинувшись на постели, объятый приятной слабостью, наслаждался короткими мгновениями душевной лёгкости, она, скрутившись около него калачиком, шарила руками в складках скомканного в ногах шёлкового одеяла. Нащупав, наконец, кончиками пальцев хлопчатобумажные трусики, тесно прижала колени к немного обвислой груди, и стремительно выпрямляясь в практически девичью струнку, синхронно натащила их на выпирающие тазовые косточки.

- Маленькую хоть не разбудили?.. - прошептал он, неожиданно обнаруживая в себе способность говорить, наблюдая краем сознания за слегка судорожными движениями жены, прекрасно при всём этом осознавая, что не разбудили, иначе надсадный детский крик уже звенел бы на всю хрущёвку...

«А как, по-твоему?..» - рассеянно подумала она, понемногу расслабляя, вместе с тем, излишне вытянутую позу. Потом всё же ответила, немного приглушенным, но ровным голосом:

- Нет, спит.

- Это хорошо, - безмятежно протянул он, позволяя себе вернуться в прежнее состояние покоя, одновременно удивляясь тому, что даже в такие мгновения, сознание по-прежнему пыталось держать окружающую ситуацию под контролем. Иначе для чего же он вообще задал такой абсолютно никчёмный вопрос?

Некоторое время, совершенно позабыв обо всём, тихонько лежали рядом, покоряясь истоме, впитывая побледневшими, обескровленными от долгой зимы телами, льющееся в маленькое окно тёплое апрельское солнце.

- Ох, это было... - внезапно отрывисто и даже немного взволнованно промолвила она, - давно такого не было... почаще тебе надо уезжать, наверное...

- У нас вообще давно ничего не было, - пробормотал он, впрочем, не столько едко, сколько умиротворённо. - Предыдущий раз и не вспомнить... Так что сложно даже сравнивать…

«Ну вот, как обычно. Очередное неуместное замечание», - слегка разочарованно подумала она, ощущая в его словах то ли скрытый укор, то ли несогласие с выраженной точкой зрения, то ли, попросту, привычное пренебрежение её умственными способностями. А может и всё это вместе взятое.

Он же, бросив вроде бы и случайное, но в общем-то давно накипевшее соображение, продолжил бездумно кейфовать. Ведь, действительно, давненько такой основательной оттяжки испытывать не доводилось!

Впрочем, вскоре осознал, что бездумность была всё-таки кажущейся. Блуждающие в голове бесформенные мысли, всё настойчивее концентрировались на предстоящем отъезде, уверенно проклёвываясь сквозь субтильную скорлупу безмятежности.

Внутреннее напряжение исподволь росло. Ведь в самом деле, сколько всего необходимо было успеть за столь короткое утро! Найти все документы, собрать необходимые вещи, и ещё, вдруг вспомнилось ему, что-то ведь нужно было сделать с костюмом… Обязательно… Что-то очень, очень важное… Вот только что?

«Да, чёрт побери, что я там собирался с ним сделать?».

Внезапно вполне опомнившись, окинул комнату быстрым взглядом. Костюма не было.

«Но, может, - вспыхнула маленькая последняя надежда - в шкафу…».

Окончательно стряхивая с себя сонливость, повернулся к жене и осторожно приступил:

- Слушай… ты ведь сделала то, о чём я тебя вчера утром просил?

- Ты это про что? - немного напряглась она. - А-а-а!.. Прости, милый. Я забыла.

Он резко сел на постели:

- В смысле? Как это забыла?! А голову ты свою нигде не забыла?!

- Тише! Разбудишь... И потом, мы же вчера договаривались. Помнишь?.. - всё-ещё не отойдя от самозабвения, и не поспевая за лихорадочными перепадами настроения супруга, промурлыкала она, - Сегодня не ссориться.

- Да-да, хорошо, - промямлил он; раздосадовано прикусил губу, обдумывая сложившуюся ситуацию. - Ты права… ладно… схожу сам заберу…

- Правда? - слегка удивилась она. - Сходишь?..

Он только руками развёл:

- А что мне ещё остаётся?..

- Хм! Надо же, - она продолжила изучать его долгим взглядом из-под ресниц… - и что, неужели на этом всё?

- В смысле?.. Не понял, - рассеянно нахмурился он. - А что тебя так удивляет?

- И никаких больше нотаций?..

Окинул её лицо напряжённым взором:

- Тебе что, - в голосе зазвучали раздражённые нотки, - не терпится поскорее меня достать?..

- Нет, не в том дело. Оказывается, мы можем... - она принялась подыскивать слова, чтобы получше сформулировать. - Вот я забыла, а ты сделаешь. Так просто. И нет проблемы... И ссориться не из-за чего...

- Ну да, просто… - желчно усмехнулся он. - Было бы просто, если б ты позабыла что-то раз. Ладно, два. Ну, максимум три! Но когда ты проворачиваешь это с потрясающей регулярностью... - замолчал, пытаясь справиться с усиливающимся в груди клокотанием; мгновение спустя продолжил, с некоторой даже обидой в голосе. - Я ведь все твои прихоти выполняю. А ты постоянно манкируешь моими просьбами. Вот и получается, что я для тебя совсем ничего не значу. Так только… пустое место. Это, знаешь, напрягает.

- Ну ты загнул… Совсем не в том ведь дело!.. - воскликнула миролюбиво, по-видимому, ощущая всё-таки за собой некоторую вину. - Просто… я немного ветреная... Ты ведь и раньше это знал, до того, как...

- Да, - с особой горечью произнёс он. - В том-то и беда, что знал...

Действительно, винить было некого, кроме как самого себя.

- И раньше ты проще к этому относился. Вообще, ко всему проще относился...

Он попытался вспомнить, как это было «раньше», когда, вроде как, относился ко всему проще. Получилось не слишком хорошо. Воспоминание было очень нечётким, сильно смазанным, и оттого несущественным. Слишком это было давно. Потом попробовал понять, в какой момент закончилось так называемое «раньше» и началось своеобразное «сейчас». Но тут его вновь постигла неудача. Ведь переход сложился постепенно, из множества вот таких вот мелочей. И встали они на этот путь изменений, по сути, с самого первого дня отношений…

Впрочем, размышлять обо всех этих премудростях, времени совершенно не было:

- Сейчас ещё в химчистке чёрт знает на сколько застряну… - посетовал он.

- Ну, сам ведь виноват, - холодно ввернула она. - Взял, и единственный свой костюм так попортил...

Он едва сдержал острую вспышку гнева. Да, в этом была вся она. Вначале прикинувшись простушкой, скинула с себя какую бы то ни было ответственность, а затем, мгновенно переведя стрелки, взвалила всю тяжесть вины на него одного.

- У твоей сестры, кстати, свадьба была! - бросил сердито, не в силах более сдерживать накопившуюся внутри ярость.

- Во даёт! - язвительно воскликнула она, враз отбрасывая прежний дружелюбный тон. - И тут я виновата, да?

Отрезвлённый её резким восклицанием, тут же взял себя в руки:

- Ладно, ладно, это так, к слову пришлось. Конечно твоей вины в этом нет... Вещи то хоть поможешь мне собрать?.. А то я точно на поезд опоздаю.

- О'кей, - внезапно легко согласилась она. - Помогу.

- А то я это, - продолжал по инерции уговаривать он, видимо не ожидая, что она так легко согласится, - Ненавижу сборы...

- Да, я в курсе, - просто ответила она, и на одно коротенькое мгновение, этот ответ покорил его всецело.

Тут же, ожидаемо, однако всё равно несколько внезапно, проснулась дочурка. Неповоротливо села на кроватке, попеременно изучая сонными глазами лица родителей, улыбнувшись их встречным натянутым улыбкам.

Какое-то время они потратили на обязательное утреннее «агу-ага», стараясь поддержать неверное жизнерадостное настроение ребёнка, наперебой пытаясь малышку потешить. Добившись в этом начинании определённого успеха и заняв девочку печеньками да игрушками, принялись за дело.

Он вытаскивал из шкафа разнообразную одежду, тщательно её разглядывая, и раздражая супругу собственной медлительностью. Некоторые вещи неуверенно возвращал на место, а некоторые, ещё более неуверенно, подавал жене, занимавшейся укладкой багажа.

Отвлёкся внезапно от содержимого шкафа и окинул взглядом полупустой чемодан.

- Погоди-ка, - пробормотал, рассеянно нахмурившись. - Ты не то делаешь...

- В смысле?..- насторожилась она.

- Ну, ты просто пихаешь вещи, как придётся, а надо ведь правильно складывать.

- О, Боже… начинается… вот эти твои вечные правильно...

- Но, правда, ведь… Вот носки же лучше повкладывать в туфли, а не по углам распихивать. Футболки и свитера не бросать, как ты это делаешь, а скручивать валиками и плотнее укладывать на дно. Рубашки, наоборот, надо тщательно складывать и желательно поаккуратнее, а не накидывать как попало! Может, лучше даже журнальчик использовать...

Она медленно поднялась с пола, вытирая ладонью пыль со лба и переносицы. Поинтересовалась незлобиво вроде, но слегка прищурившись:

- Ты больной? Ну вот скажи, ты больной, да?

- Свои вещи ты ведь аккуратно складываешь! - начал заводиться он. - А мои, конечно, можно валить в кучу, как попало!

Она запустила пальцы в волосы; попыталась объяснить по-хорошему:

- Послушай, в чемодане места предостаточно. Нет смысла так уж заморачиваться. Я уложу, всё будет отлично, всё поместится, вот увидишь! Только доверься мне немного, ладно?..

- Знаешь, если ты попросту решила сделать мне одолжение…

Она резко подхватила чемодан обеими руками и вывернула его содержимое на пол. Сам чемодан обрушила следом, прямо на ворох вываленных вещей:

- Вот! Сам складывай, как тебе нравится! Так, как считаешь правильно! Нудотик!..

- Эй, ну не стоило уж прямо так!.. - он уже начал раскаиваться в собственной резкости. - И потом, мы ведь договаривались... не забыла?

- Да-да, ты прав - откликнулась раздражённо. - Последний день, все дела. Но я тебе помогать больше не-мо-гу!..

- Ну хорошо… - произнёс он, совсем уже просящим тоном. - Сваргань тогда позавтракать чего-нибудь. Сделаешь, ладно?

- Это можно, - она с трудом перевела дыхание, - это всегда запросто.

Хлопнув дверью, вышла из комнаты. Дочурка, лепеча что-то на своём, смотрела на телефоне мультики, пила водичку из маленькой бутылочки, грызла форменные печеньки, ползала по дивану, делая быстроходные рейды через разбросанные вещи… заодно рылась в чемодане, помогая папе. То, что-то оттуда вытаскивала, то наоборот что-то засовывала. Вскоре, среди одежды затесались такие необходимые в дальней дороге вещи, как пульт от телевизора, детская чашечка, разноцветные кружочки от пирамидки… Ему раз за разом приходилось извлекать из чемодана лишнее, и укладывать обратно что-то внезапно оказавшееся выложенным.

Иногда он останавливался, понимая, что голова, от этого форменного безобразия, начинает идти кругом. Немного отдышавшись, брал себя в руки. Улыбался дочурке, уговаривал её заняться чем-то ещё, и вместе с тем, мысленно сыпал проклятиями в сторону запропавшей на кухне жены.

Наконец ему удалось собрать чемодан. Облегчённо улыбнувшись, подхватил малышку на руки, и отправился с нею на кухню. На столе его ожидала полная тарелка какой-то невнятной парующей каши.

Сердце неприятно ёкнуло:

- Это что? - утомлённо спросил он, беря ложку и помешивая содержимое блюда.

- Овсянка.

Плечи удручённо опустились:

- И нахрена ты её приготовила?..

- Сам же попросил.

- Когда это я просил овсянку?! - вымучено поинтересовался он. - Вот скажи, я вообще хоть раз в жизни её просил? Только подумай, пожалуйста, хорошенько, прежде чем что-то ответить.

- Ты сказал, приготовить что-нибудь, - заметно обижено протянула она. - Вот я и приготовила.

- Но почему, почему именно овсянку?! - он был близок к отчаянию; дрожащей рукой поглаживал малышку, словно пытался успокоить не себя, а её. - Когда я говорил «что-нибудь», я ведь не имел в виду это… Что-нибудь простенькое, но вкусное, хотя бы ту же самую банальную яичницу, например.

- Ты сказал, что-нибудь, - упрямо стояла она на своём. - Откуда мне было знать?.. Я сделала на свой вкус. И не ори пожалуйста, мы договаривались.

- Чёрт! Мы шесть лет живём вместе, а ты до сих пор не запомнила, что я ненавижу эту блядскую овсянку! И после этого ты удивляешься, что я ору?!.

- Не матерись, у тебя ребёнок… Если не хочешь кашу - не ешь, - она подняла тарелку словно собираясь её убрать, но тут же ударила ею об стол. - Тогда я просто выброшу её нафиг!

- Нет, стой! Не надо. Я съем.

- Да? - в который раз за день поразилась она.

- Да! Раз ты приготовила, значит, я съем… по крайней мере, в этот раз.

- Хм… Ну, вот видишь... Оказывается… А зачем тогда надо было начинать?..

Ему ужасно захотелось её слегка треснуть, но как обычно, он сдержался. Принялся торопливо отправлять кашу в рот, совершенно не пережёвывая, надеясь поскорее покончить с неприятным завтраком… Попутно пытался подсунуть ложечку овсянки сидящей на коленях дочери, однако та только кривилась, отворачивала лицо и отталкивала его руку своей маленькой, но крепкой ручонкой.

- Не суй, не будет она есть. Терпеть её не может.

Услышав это, улыбнулся значительно и ласково поцеловал малышку в темечко:

- Умница, девочка. Слава богу, в папу пошла…

А доев, тут же бросил взгляд на часы:

- Чёрт, вот это я засиделся! Ещё ведь химчистка!..

Передал ребёнка нахмурившейся, от предыдущей фразы с неприятным намёком, жене и поспешил из квартиры.

Через час прибежал обратно, крайне раздражённый и запыхавшийся. Орать начал сразу, с порога:

- Ну что ты стоишь столбом? Пора ведь!

- О, Господи! Что так долго? Что там случилось?!

- Что, что?! Эти кретины, выдали мне чужой костюм, и ещё утверждали, будто это мой! Представляешь? Уроды! Пришлось пиджак напялить на себя и показать им что у меня не настолько короткие руки. Полчаса с ними провозился!

- Нашли?..

- Да, еле-еле разобрались, что к чему!.. Извините, перепутали… А до поезда, чёрт подери, меньше часа! Давай скорее, помогай! И активнее, пожалуйста, активнее!

Присели на секундочку на дорожку. Затем, подхватив ребёнка одной рукой, а костюм другой, бросился прочь из квартиры. Жена, вытянув телескопическую ручку чемодана, потащилась за мужем. На пороге споткнулась, бормоча недовольно:

- Ну и вещей напёр...

- Послушай... - очень раздражённо бросил он, не оглядываясь и сворачивая в холл к лифту, а голос его стихал по мере движения, - ты, когда на неделю в отпуск собиралась, ещё больше барахла с собою тащила, а мне это всё на целых два месяца!

С трудом перетянув колёсики через порог, и заперев двери, поторопилась за ним.

Выскочив на улицу, поспешили к остановке.

- Чёрт! - внезапно вспомнил он, притормаживая на ходу. - Билет! Паспорт!

- Что, что такое?! - запыхавшись воскликнула она, с трудом волоча неподъёмный чемодан.

- Паспорт и билет, где они?!

- Когда складывали вещи, - принялась лихорадочно соображать она, - документы лежали справа от тебя, около тумбочки. Когда уходили, на полу ничего не оставалось... значит, где-то в сумке.

- Вот это будет жесть... Это просто будет… нечто! Погляди там… поскорее… м-м… пожалуйста.

Она принялась спешно рыться в чемодане.

- Поторопись, давай, прошу тебя… время поджимает!

- Не гони меня! Ты только сбиваешь!

- Так опоздаю ведь!

- Так сам же куда-то засунул!..

- Ну хорошо, хорошо, давай скорее, милая, давай!..

Она судорожно продолжила поиски. Секунды убегали стремительно. Сдерживался он недолго:

- Да что ты там копаешься, копуша чёртова?! Сколько можно уже искать?!

- Копуша?! Да если бы ты уложил нормально, то и не пришлось бы искать!

- Так если бы ты вчера спокойно забрала костюм из химчистки, мне бы не пришлось торопиться, и я бы не ткнул их куда попало!

- Ну конечно! Как всегда! Это же я во всём виновата… А кто у нас пить не умеет? А у кого целая неделя на сборы была? А кто ждал до самого последнего момента?! Ещё и помогать ему пришлось… Вот не понимаю я, как можно быть таким жутким, ужасным лентяем?!

- Помогать?!

- Нет, ну почему ты такой лошара?! - уже не могла остановиться она. - Это ж надо было догадаться, билет с паспортом, да на самое дно сумки запихнуть! И всё-то у тебя делается через задницу! Вот оно твоё вечное, тупорылое, «правильно»!

- ПОМОГАТЬ, чёрт тебя подери?! Да благодаря твоей, так называемой, помощи, я их туда и засунул!

- И здесь я виновата, так?! Снова я, да? Ну ты и урод! Сам же ни на что не способен, только нервы наматывать умеешь. Да, скорее бы ты уже свалил! Это ж надо быть таким нудотным мозготрахом!

Швырнув чемодан мужу под ноги, выхватила из его рук заметно опешившего ребёнка, переводящего загадочный взгляд с одного родителя на другого, и воскликнула, что было мочи:

- Сам ищи, сволочь!

- Да пошла ты нахер, вообще! - окончательно взбеленился он, хватая дрожащими руками расхлёстанный чемодан за ручку и с силой ставя его на колёсики. - Нет, ну вот что ты за существо такое, а?! Ведь сейчас ведь уеду, и ты меня здесь целых два месяца не нарисуешь! Но тебе же всё равно, ты даже полдня не можешь сдержаться, чтобы истерику на ровном месте не закатить!

- Ме-ме-ме! Скатертью дорожка, козлина! - злобно прохохотала она. - И кто из нас ещё тут истерику закатывает?! Фух, наконец-то это дерьмо закончится! Уедет он... испугал! Можешь обратно и не возвращаться!

- Сука!

- Гандон!

Плюнув друг другу под ноги, бросились каждый в свою сторону, уже даже и не оглядываясь. Одним словом, попрощались.

Читати коментарі (2)
Рейтинг Оцінили Переглянули
2 Василь Усатенко , Анатоль. 119
( написати коментар )
Анатоль
2017-08-30 20:35:21

Да-а-а, сімейні сцени у Вас також добре виходять.

Не скучно читати. Тримаєте в напрузі.

(відповісти)
В. Ю.
2017-08-30 21:23:48

О, Анатоль. Семейные ценности это наше любимое. Рад что пришлось ))

(відповісти)
( написати коментар )