На першу сторінку
 
РеєстраціяЗайтиВідновити доступ
ЛітКлуб лого
всі твори проза поезія інше рецензії форум автор

Последнее желание

Баранов Владислав, 31.05.2017 року



Рассвет. Медленно поднимается солнце, постепенно продлевая лучи света к моим шагам. Я иду бодро и чувствую каждый шаг, который придаёт мне силы - я словно лечу. Передо мной длинная дорога, такая длинная, что до горизонта нет никаких признаков жизни. Но я знаю, что впереди меня ждёт ещё дорога, а потом ещё, и на конец, то к чему я иду. Мне некуда сворачивать. Справа и слева от меня безлюдная дикая пустыня, и если я сверну с пути, пойду невидимой дорогой навстречу госпоже вечной ночи. Мой девиз – прямо-прямо на север!

В новом мире нужно было уметь выживать. Беззаботные времена рутинной жизни до Великого Крушения давно закончились. Мобильные телефоны, транспорт и электрические бритвы остались в прошлом. Теперь, вам нужно очень постараться, чтобы найти хоть какие-то очаги зарождающейся или оставшейся цивилизации. Что такое Великое Крушение не знает никто. Только одно название говорит само за себя. Мало того, скоро не останется никого, кто бы застал былые времена, и не будет существовать такого понятия как прошлое, но мне повезло, я один из тех, кто жил в прошлом – я старая школа – вымирающий вид.

На пути к своей цели, я старался не замечать усталости, не брать во внимание две бессонные ночи. Только от осознания того, что с каждым шагом я ближе к ней, мне становилось легче, и ноги, словно в сандалах Гермеса несли меня по дороге. Мне всё сильнее хотелось заглянуть за просторы горизонта, туда, где человеческому зрению бессильно попасть, увидеть всё, посмотреть, сколько миль пройти предстоит. Любопытство не давало покоя.

Пока я шел, заметил, что наступил на что-то хрустящее и в то же время твердое. Опустив голову, я увидел уже разломленные мною ребра скелета, который лежал на разбитой дороге, в рваной и помутневшей одежде от пыли. Давненько же он тут – подумал я. А где череп. Он оказался практически у обочины, разломленный напополам. Не завидую я этому парню… Думаю, он не сильно обиделся за то, что я разломал его останки.

Солнце поднималось. Я начал что-то замечать в дали, то ли мельком напоминающее мою цель, то ли совсем ничего. Может быть это галлюцинации... Не важно. В любом случае идти ещё долго, либо очень долго, и я не знаю, может быть, эта ночь будет третьей бессонной, если она вообще состоится в моей жизни.

Вскоре, когда солнце было в зените, я понял, что пока с моим сознанием, ну или, по крайней мере, со зрением всё в порядке, так как это и было то заветное место. Но солнце ложилось мне на плечи тяжким грузом, как будто в мой рюкзак положили раскалённые камни. Идти становилось очень тяжело, и то, что я уже хотя бы видел свою цель, не особо помогало мне, во всяком случае, физически.

Гипермаркет Эмстор - вот на что потрачены эти ночи, шаги, вдохи, выдохи. Это и была моя цель. Словно оазис в пустыне располагался он вдали отовсюду – эту фразу я услышал на волне радиостанции «Свет» по своему приёмнику, (который был большой редкостью на пустоши) как и, впрочем, узнал о самом существовании этого места. Но дело в том, что это была лишь легенда, так как не нашлось никого, кто бы видел его, был там, и рассказал кому-то. Всё это были лишь слухи… Однако, я вплотную заинтересовался. Это же рай земной! В моих мыслях он имел большое значение - очаг, защита, убежище, дом. И я всеми силами хотел найти там пристанище для себя.

Так величественно он смотрелся среди пустоты окружающего мира. Когда я четко видел его большие стены, мне хотелось побежать к нему, обнять его всей широтой своих рук, но силы мои были на исходе. Я не пил воды ещё с рассвета. Как же так, вода есть, полбутылки, но всё же! Неужели мне не хотелось или я просто забыл... Осушив всю бутылку до дна, я пустился во все силы бежать, бежать так, как будто моя цель убегает от меня, а я преследую её, и вскоре догоню.

Достаточно большая территория - местами уцелевший металлический забор, пристройка для тележек, чуть дальше генератор солнечной энергии… Не может быть! Ведь это, то самое место! Никаких сомнений… И как же я мог забыть. Ко мне пришли воспоминания… Это был тот самый Эмстор, где в свои молодые годы я провел немало времени в полном спокойствии и уединении, раздумывая о жизни с сигаретой и музыкой в наушниках. Меня чем-то не понятным привлекала эта атмосфера, и я считал это место чуть ли, не святым для себя. Конечно, до Великого Крушения он запомнился мне совсем другим, но нельзя сказать, что он утратил свой прежний «блеск».

Эмстор радушно встречал меня. Нельзя было скрыть улыбки на моём лице, так же я думал и про него. В предвкушении счастья я старался как можно дольше растянуть этот сладкий миг. Прекрасно понимая и осознавая, что ещё через десяток шагов я буду в раю, мне хотелось побыть ещё немного на этой земле, почувствовать себя простым смертным.

Наконец, я решился войти…

Большие ворота автоматического открытия уже не работали, и поэтому мне нужно было взломать обычную дверь для персонала, но она была открыта. И тут меня посетили смутные сомнения на счет девственности этого места после Великого Крушения. Быть может, там кто-то есть, или был. Неважно.

Оружие наготове. Коллекционный магнум 44 калибра, переживший моего прадеда и Великое Крушение, внушал мне смелость, не смотря на наличие всего двух пуль в барабане. И так с чувством гордости и страха я оказался внутри.

Сгусток пыли ударил мне в лицо. Передо мной открылись просторы великого Эмстора! Он завораживает и будоражит сознание одновременно. Впрочем, в былые времена Эмстор отнюдь не производил глубокого впечатления на взор и умы людей сам по себе. Но вы только прислушайтесь… Какая тишина царит вокруг. Ни единой души, ни единого звука. А ведь раньше здесь было столько шума! Надоедливые вздохи и оханья покупателей стоящих в длинной очереди, увлекательные истории и безумно смешные шутки охранников. Звуки, издаваемые кассовыми аппаратами при счёте товара, рациями охраны, сигнализацией, и постоянная реклама по радио, могли бы просто свести с ума работника за пару месяцев. А сколько людей было тут изо дня в день. Думаю, что если не брать в учет персонал, то дневное количество покупателей могло составлять как минимум человек 500. И теперь…

Стоит только задуматься, люди лишили своего присутствия это место много лет назад, но их души как будто ещё здесь, что с каждым годом медленно умирают и тогда всё уходит в небытие.

Высокие потолки имели под собой множество маленьких магазинов, различных отделов и продуктовых рядов, располагающихся на твёрдых квадратных плитах, которые уже изрядно пошли трещинами. Помещение было не очень хорошо освещено, особенно в продуктовых рядах. И поэтому, не смотря на свой голод, я решил туда не соваться, пока не вынюхаю тут всё.

На входе стоял кофейный автомат… И снова придаюсь воспоминаниям, как брал тут американо и шел к генератору на перекур. Но сейчас, по всей видимости, кофе приготовить мне он не в состоянии. За то порадовал автомат с колой, из которого я извлёк пару бутылок. К сожалению, он появился тут намного позже, чем мне бы хотелось в далёком прошлом.

Справа от меня был кафетерий. Уютные симпатичные столики, практически не утратили своего прежнего шарма. А что вообще не утратилось с тех пор, так это самообслуживание. Кафетерий всегда располагал широким выбором, как сладостей, так и различным фастфудом, были даже блюда из ряда домашней кухни. Проблема в том, что абсолютно все изделия не были герметично упакованы, и есть их было очень не безопасно. Ведь неизвестно, сколько радиации содержится в том пончике. Но это совсем не значит, что я не могу сделать себе кофе, раздобыть бы только воды. Господи! Да я же совсем забыл, что теперь в моём распоряжении целый гипермаркет, и вся вода в нём моя!

Кофе готов. Ароматный, горячий, бодрящий кофе… Он так ничтожен без сигареты. Что ж, может, стоит пройтись к табакерке. Надеюсь, никакие обстоятельства не заставят меня задержаться и остынуть кофе.

Дальше, я шел тихо и осторожно, словно боялся разбудить спящего хищника, но плитка под моими ногами слишком громко трещала, что могло разбудить этого самого хищника. Пока искал табакерку, прошел отдел компьютерной и бытовой техники. А слева от меня были небольшие магазины косметики, обуви, мебели и аптека. Загляну туда позже – подумал я. Хоть это было не разумно с моей стороны, поскольку лучше не оставлять за собой хвостов и двигаться постепенно, но кофе остывал.

Наконец нашел табакерку. Это был небольшой киоск со стеклянными прилавками, на которых располагались различные виды и сорта табачной продукции. Вход в киоск был закрыт спусковой дверью, механизм которой, по всей видимости, был сломан. Я попытался приподнять её. Она была не слишком тяжелой, и я без особого труда пролез внутрь.

Не помешал бы фонарик. Ни черта не было видно. Мне некогда было с этим разбираться, и я взял пачку, которая попалась под руку первой. «Лаки Чойз» – оценил я, когда вылез. Отличное приобретение.

Устроившись поудобней, за центральным столиком в кафетерии, я открыл пачку, достал сигарету и… Черт, где спички. Неужели потерял. Снова возвращаться в табакерку мне совсем не хотелось. Но вот, свершилось чудо! Я нашел коробок в заднем кармане своих джинс. Осталось всего лишь две спички. Чирк, и одна сломана. Осталась последняя. С трепетом и надеждой я посмотрел на неё. Зажглась! Плавно поднес её к сигарете и сделал глубокую затяжку, не выпуская дым несколько добрых секунд. Он легко, как осенний опавший лист, спустился к лёгким, наполнив их свежестью и добротой ко всему окружающему. Кофе, правда, немного остыл, но это не убавляло приятности ощущений. Дым плавно сливался в кружевном танце с летящей пылью, медленно поднимаясь вверх, и застывая там, словно туман. Наступило счастье. Я закрыл глаза и на секунду представил, что нахожусь сейчас на море. Шум разливающихся волн у берега, чайки, и тонкий свист слабого и прохладного ветерка, ласково окутывающего тёплый песок. Но открыв глаза, все представления о море и чайках тут же развеялись. Наступила тишина, спокойствие и умиротворение.

До Великого Крушения здесь нельзя было курить. Если бы я вот так как сейчас сел и начал пускать дым, меня бы уже давно вышвырнули и оштрафовали, добавив к этому общественное презрение и осуждение. А сейчас тот момент, когда меня некому выгнать или оштрафовать, никто меня не осудит и не скажет ни единого слова в мой адрес. Полная свобода действий без каких-либо ограничений!

Потушив окурок об стол, и допив кофе, я решил окончательно убедиться в своём одиночестве. Взяв с собой пистолет, я отправился в отдел компьютерной и бытовой техники. Нужно было найти фонарик, приближался вечер. Сейчас я шел уверенно, без колебаний, как будто я тут хозяин.

Отдел был плохо освещен. Это становилось всё более заметно, пока я продвигался дальше, к рядам с электроприборами. Темнота отнимала мою смелость. Где же взять, этот чертов фонарь… Бабах! И большой кусок потолка с грохотом обвалился, всего в пяти метрах от меня, словно бомбардировщик скинул на Эмстор бомбу. Но никакого бомбардировщика не было. Всего лишь пережитки полуразваленного гипермаркета чуть не свалились мне на голову. Однако эта дыра в потолке теперь даёт свет. Намного легче, когда на твоём пути есть хоть один проблеск надежды. Правда, пыль стояла таким столбом, что перед собой ничего не было видно. И если в Эмсторе кто-то всё же есть, он обязательно меня услышал…

Вот, теперь я нашел фонарик. Уже начало темнеть, поэтому вскоре он мне обязательно пригодится. Должен признаться, с наступлением темноты мне становилось не по себе здесь. До Великого Крушения тут всегда было светло и шумно, а сейчас тихо и мрачно – зловещая обстановка. Идти дальше я крайне не хотел, даже, несмотря на изнурительный голод пронизывающий меня с самого утра. Но, увы, моё чувство голода победило страх, и я решил пойти к продуктовым рядам.

Тусклый свет фонаря, освещающего клубы пыли перед носом и мушка пистолета, сопровождали меня на пути к цели. Когда я подходил, в голове чудились эти надоедливые звуки на кассах. Пик… Пик. Продуктовые ряды устремлялись далеко, и поэтому найти что-то определенное на них, было не простой задачей для меня бы сейчас. Но мне было не так важно, что есть, важно как скоро. Главное – герметичная упаковка.

Не заходя в глубокие просторы гипермаркета, я взял всего понемногу. Картофельные чипсы, несколько шоколадных батончиков и мясные консервы. Взяв всё это, я пошел обратно в кафетерий, так как уже стемнело. Устроился на диванчике, стоявшем в самом углу - хорошая позиция - никто не ударит в спину, вдруг чего. После чего, с большим аппетитом съел почти всё, что брал с собой, и принялся было спать, как вдруг где-то в дальних рядах раздался грохот. Похоже, это был выстрел. Я быстро выключил фонарь и крепко сжал в дрожащей руке пистолет. Мне стало очень страшно, так страшно, что через секунду с моего лба потекли холодные капельки пота. Но буквально через несколько секунд наступила такая же тишина, как и прежде. К сожалению меня это не успокаивало. Постояв ещё пару минут на месте, я решил выяснить кто и откуда, а главное в кого стрелял. Крался я вдвое тише, чем раньше, но потом, мне показалось, что сейчас моё сердце выпрыгнет из груди, и я побежал что было сил, уже с включенным фонарём. Стой! Не стреляй! Я с миром! – кричал я. Однако ответов мне никто не давал. И я побежал в даль продуктовых рядов, на встречу выстрелу, как мне показалось, доносившегося именно оттуда. Вдруг, я наткнулся на силуэт, сидящий на стуле, и резко выстрелил, но не попал в него. Пуля со свистом влетела в стеклянную бутылку и разбила её на мелкие осколки, разлив её содержимое на пол. Я застыл от удивления. Человек, сидящий на стуле, даже не шевельнулся. Длинноволосый бородач в шляпе уже был мёртв, и по сквозной дырке в голове от подбородка до макушки, я понял, что это не убийство. Меня, конечно, это немного успокоило и отняло чувство страха, но не оставило без вопросов. Кто этот тип? Что он здесь делал? Зачем выстрелил в себя? Вряд ли я это когда-нибудь узнаю, если мы остались тут одни. В прочем, мне понравилась его шляпа с дыркой от пули, и я захотел оставить её себе, думаю, старик не будет против.

Больше всего сейчас я хотел спать. Сколько же я не спал… Трудно представить. Быстрыми шагами я шел к своему дивану, думая о том, что сейчас, наконец-то увижу сны и, надеюсь, как следует, высплюсь.

Утро моё наступило примерно к обеду, судя по яркому солнцу, пробивающемуся через щели в потолке и разбитые окна Эмстора.

Завтрак. Кофе я ещё не приготовил. Мне захотелось чего-нибудь сладкого, например круасанов, или пончиков. За ними я пошел в кондитерский отдел продуктовых рядов, вспоминая, какие вкусные сладости я ел в детстве, и сколько времени прошло с тех пор.

Проходя мимо табакерки, я вспомнил, что мои спички закончились. Нужно было взять зажигалку. Достаточно большой выбор предстал передо мной. Сколько дорогих зажигалок, которые я раньше не мог себе позволить, а сейчас, бери, не хочу. Но моё внимание привлекло одно кольцо. Самая дорогая вещь на витрине – «Перст огня». Я открыл коробку и прочитал довольно короткую и ясную инструкцию: «один щелчок – одно пламя». Эта вещь просто не могла не заинтересовать. Надев кольцо на указательный палец, я щелкнул и над моим пальцем появился небольшой огонь, и горел как на армейской зажигалке. Никогда такого раньше не видел, довольно интересная штука, которую, по всей видимости, могли позволить себе только истинные патриции прошлого социума. Теперь я достал сигарету, щелк – и подкурил.

***

Спустя неделю, я полностью освоился в Эмсторе. Это действительно райский уголок! Теперь я знал, где лежат мои любимые конфеты, какой торт вкуснее и чей виски приятнее пить. Я поставил самую удобную и большую кровать в кафетерий, собрал интересующие меня книги и журналы в свою личную библиотеку и заставил каждый столик продуктами и едой. У меня было всё. Ни в чем я не мог себе отказать. Еда на любой вкус, в любое время, выпивка, какая только есть. Для меня здесь не было ни цен, ни скидок, ни пластиковых карт. Всё за счет заведения! До сих пор думаю, зачем этому идиоту было себя убивать. У него было всё, он ни в чем не испытывал нужды и мог жить хоть целую вечность. Ну, может быть, у дяди крыша просто поехала.

Оставалась только одна проблема. Ночью тут было совсем не уютно. Когда такое огромное здание никак не освещается и ты в полном одиночестве, становиться довольно неприятно. Проблему эту могла решить только лишь починка генератора солнечной энергии. Но ведь я совсем не знаю, как это сделать, да и вообще, чинить технику – это уж точно не мой профиль. Наверное, придётся разобраться, покопаться в бумагах персонала по техническому обслуживанию, ну или найти учебник по радиоактивной физике. В любом случае проблему нужно решать. А пока я мог довольствоваться только найденными пластинками со старым добрым блюзом.

Узнав, что для починки генератора требуется просто заменить магнитные батареи, я был несказанно рад, ибо не пришлось мне изучать физику. Батареи должны были лежать на складе. Я нашел их, и сделал всё, как было сказано в «руководстве по использованию и функционированию генераторов». К моему огромному разочарованию, ничего из этой затеи не вышло. Батареи были разряжены, и восстановить свет в Эмсторе мне не удалось. Ну что ж, благо одиночные приборы работают самостоятельно, не зависимо от генератора.

Пожалуй, я завидовал самому себе. Именно я тот счастливчик, которому удалось найти Эмстор и успешно поселиться в нём. Нужды я не испытывал ни в чем. Моё выживание гарантировалось на сто процентов. И когда мысли о поисках пищи, ночлега, безопасности уже перестали меня посещать, на смену им стали приходить совсем другие, философского характера.

Жизнь становилась скучной, превращаясь в рутину. Вот я живу. Отлично питаюсь, сплю, под крышей над головой, всё есть. А для чего это? Ради чего я живу? На эти вопросы было очень сложно найти ответ, и я каждый день занимался его поиском. Но дни проходили просто так, без ответов, без смысла. Я перестал радоваться тому, что у меня есть.

Мне было безумно скучно… Не знаю даже, сколько прошло дней или недель с прихода в Эмстор, но моё лицо покрывала густая борода, а волосы отросли до плеч.

Чем только я не занимался. Практически все книги и журналы были перечитаны, некоторые даже не раз. Ещё играл в карты с самим собой и выучил множество фокусов, вот только не было кому их показывать. Мне было так одиноко, так не хватало общения, несмотря на то, что я особа, не отличающаяся коммуникабельностью. Да и с другой стороны, мало ли кто сюда может прийти. Вдруг бандит. А даже если нет, то почему я должен разделять своё счастье с каким-то незнакомцем. Нет, этот кусочек пирога будет моим! И хорошо, что этот тип пустил пулю себе в лоб, потому, что я здесь один и единственный хозяин, кроме меня никого нет и так должно быть.

В последнее время, я часто подходил к, всё так же сидящему, трупу старика. Задавал ему вопросы. Зачем ты всё же убил себя? У тебя большие проблемы? Ты не доволен своей жизнью? Отвечай же! Каждый день, проходя мимо него, я задавал ему эти вопросы, но ответов так и не было… Потом у меня появилась идея выпить с ним. Тогда наверняка станет разговорчивей, и за бутылочкой моего любимого виски всё расскажет.

А когда я напивался, показывал старику фокусы на картах. Теперь у меня был, хоть и молчаливый, но всё же, какой-то слушатель. И вот однажды я решил оказать ему добрую безвозмездную услугу. Поскольку мне уже давно нужно было побриться, я захотел, чтобы компанию мне составил Джон – так я его называл. «Ей, Джонни, посмотри на себя, ты прямо снежный человек. Давай-ка я уберу этот пух».

Постепенно наступало волнение. Без бороды, Джон совсем не был похож на старика. Молодой человек, примерно одного возраста со мной. Голубые глаза, светлые волосы, шрам на щеке… Не может быть… Не может. Это сон. Я смотрю прямо в зеркало!

Проснувшись в своей кровати, я дотронулся рукой до своей щеки. Густая борода была сбрита, длинные волосы стали ещё длиннее, шляпа на голове всё так же не снималась, с момента её находки. Впервые за этот месяц пошел дождь, небо было окутано темными тучами. Кое-где, капли просачивались сквозь крышу, образовывая небольшие лужи внизу, заполняя трещины в плитке, и я слышал их монотонные падающие звуки. Жутко болела голова, я пошел в аптеку за лекарством.

Всё тот же кофе, сигареты, утратившие свою прелесть. Эмстор оказался отнюдь не лакомым кусочком, а целым пирогом, в котором я был всего лишь вишенкой, утонувшей в сладком креме, а не хозяином, как я думал. Даже у заключенных есть стимул жить – выход на волю. Но у меня не было никакого стимула, я отбывал пожизненный срок, по приговору, который сам себе подписал. Я стал понимать, что комфорт портит мужчину, ибо что делать охотнику, когда добыча сама приходит к тебе домой, натыкается на нож, а после прыгает в печь. Какой смысл так жить, когда каждый новый день ничем не отличается от предыдущего, и уже не существует такого понятия как время. Бесконечность – Ад. Выход один. Смертный приговор.

Рукоять пистолета, имеющего только одну, и самую ценную пулю, сжималась в моей руке. Но у смертника, как известно, всегда есть право на последнее желание.

Читати коментарі (0)
Рейтинг Оцінили Переглянули
0 136
( написати коментар )