На першу сторінку
 
РеєстраціяЗайтиВідновити доступ
ЛітКлуб лого
всі твори проза поезія інше рецензії форум автор

Такая вот жизнь и такое кино... 6

Світлана Князєва, 23.07.2017 року



3 января 1985 года

Зима. Озеро замёрзло. Снег шёл всю ночь. Белым-бело... На душе легко и радостно. Возле окна стоит наша красавица ёлка. Вот и наступил Новый 1985 год! Новый год! Я обожаю этот праздник! Самый трогательный и чудесный из всех праздников, тем более что этот год первый, который мы встречаем вместе с Леонидом! Хочется чуда и сюрпризов, радости и чего-то вкусненького! Мы вместе выбрали и купили нашу пушистую елочку, сверкающую мишуру и ёлочные украшения, а также приобрели немного дефицитных продуктов у спекулянта. Мне очень хотелось чем-то порадовать, удивить моего дорогого мужа, такой сюрприз приготовить, чтобы он запомнил этот праздник надолго. Мне когда-то бабушка Василиса подарила роскошный отрез японского шифона. Из этого нежнейшего, прозрачного, дымчато-розового «купона» я долго не могла придумать фасон платья. Уж очень эта ткань была прозрачная и сказочно красивая, она годилась только для сценического наряда, и я придумала сшить из неё новогодний костюм в восточном стиле. В тайне от Лёни я шила, воплощала в жизнь свою фантастическую новогоднюю картинку и получила массу удовольствия от первой примерки - получилось даже лучше, чем я себе представляла! Облако тончайшей, прозрачной ткани в виде крыльев бабочки на руках и ногах! Получился костюм бабочки, здорово получился!! Я уже не могла дождаться того момента, когда предстану перед Осыкой в этом наряде, скорей бы Новый год! Артистка есть артистка, дай ей хотя бы одного зрителя и ...спектакль обеспечен! Ещё я купила несколько воздушных шаров, «зарядила» их в кладовке для предстоящего представления, подобрала ритмичную музыку и ...перед боем курантов переоделась в кухне, вытащила воздушные шары, включила магнитофон и стала танцевать перед Лёней. Он, конечно, был приятно удивлен, смотрел на меня и улыбался, но, по-моему, после «Праздника хризантем и свечей» уже понял, что я буду периодически преподносить ему сюрпризы:

-Желательно, чтобы сюрпризы были только приятные, - сказал Лёня, когда мы подняли новогодние бокалы и высказывали свои пожелания на новый год. Мы кушали всякие вкусности, танцевали, читали записи в моих дневниках за прошедший год и радовались нашей жизни вдвоём:

-Никому не говори, что нам так счастливо живётся, чтоб не сглазили, - вдруг сказал мне Лёня, - разные люди бывают.

-Я только в дневниках буду описывать нашу жизнь, будем потом перечитывать и радоваться, хорошо?

-Пиши...

Перед праздником Нового года Леонид был на съёмках в Малине, снимал партизанский отряд в лесу. Он очень хотел, чтобы я приехала к нему в гости, скучал по мне, но у меня не оказалось денег на железнодорожный билет и я не смогла сразу выехать, да и новогодний сюрприз-костюм надо было ещё дошить. Ночью он позвонил по телефону и очень удивился, услышав мой голос:

-Ты не выехала ко мне? А я тебя тут жду, мне без тебя одиноко и плохо...

Утром я одолжила деньги в театре, купила билет на вокзале и перед поездкой весь день дошивала свой наряд бабочки, а всю следующую ночь ехала к нему. Приехала... Радости не было конца. Лёня сразу же повёз меня на съёмочную площадку в зимний лес, где уже готовилась к съёмке массовка, изображавшая партизан и немецких солдат. На заснеженной дороге стояли машины времён ВОВ, орудия и танки, вся техника была на «ходу», всё это было организовано ради создания военной атмосферы. Я обрадовалась, увидев оператора Валерия Кваса и художника Петра Слабинского,с которыми мы ездили на выбор натуры. Начались съемки: по дороге поехала военная немецкая техника и строем пошли немецкие солдаты, а отряд партизан следил за ними из своего укрытия. На улице был мороз, поэтому никто не хотел долго торчать на улице и довольно быстро всё отрепетировали и сняли. Режиссёр остался доволен ...Потом снимали партизанский отряд во главе с командиром отряда, которого играл Фёдор Панасенко. Актёр Панасенко явился на съёмочную площадку совершенно пьяным. Съёмки были под угрозой срыва. Осыка с Квасом пытались снимать, но Панасенко не в состоянии был произнести текст и выполнять задания режиссёра. По сценарию командир отряда должен был разрезать на части хлеб и поделить его между соратниками. Панасенко не стоял на ногах, его прислонили к двери, дали нож в руки, но он не в состоянии был отрезать кусок хлеба и к тому же постоянно комментировал свои действия:

-Ну, стою, ну взял нож, ну, режу...

-Не комментируй, а говори текст о предстоящем задании для партизанского отряда! - просила ассистентка по актерам. Но какой там текст...

Леонид очень расстроился и перенёс съёмку на следующее утро. Я как могла, успокаивала моего мужа. К нам подошёл актёр, один из тех, кто играл партизан в партизанском штабе:

-Филоненко Пётр Алексеевич, - представился он мне.

У Лёни сразу улучшилось настроение, он стал рассказывать мне об этом человеке:

-Полковник милиции,120 ролей в фильмах, в основном эпизодических! А сколько раз выручал киношников из разных щекотливых ситуаций: из медвытрезвителей, восстанавливал права по вождению автомобиля, благодаря Петру Алексеевичу мы получали разрешения на съёмки в разных недоступных для простых граждан местах, в заповедниках, музеях, госучреждениях, на границе нашей Родины и так далее...

Мы ужинали в заказанном ресторанчике вместе с киногруппой, сидели с Петром Алексеевичем и слушали удивительные истории из его жизни. Он рассказывал о том, что сирота, потому в 12 лет стал «сыном полка», прошёл всю ВОВ, получил боевые награды, стал по своему желанию милиционером, всю жизнь ловил преступников, занимался криминалистикой. У него есть многочисленные материалы по уголовным делам, там такие удивительные и страшные сюжеты есть, что стоит подумать о том, чтобы снимать многосерийный телефильм. Леонид пообещал подумать... Весь вечер Лёня был кому-то нужен, в нашем номере постоянно раздавались стуки в дверь и входили то художник по костюмам, то актёры, то администратор, то ассистенты. Только поздно вечером мы, наконец-то, остались одни:

-Я придумал для тебя небольшую роль в фильме. Будешь играть русскую певицу в немецком кабаке. Твоя героиня поёт русские песни немцам, она совершает предательство по отношению к русской песне. Но мы с Володей Губой решили, что ты сначала споёшь немецкую песню. Володя вызвался сам написать оригинальную немецкую песню. Подойдём к нему, поговорим на эту тему. А русскую песню подумай сама, какую можно использовать в картине. Только одно условие, чтобы песня была очень известная и любимая всеми.

-Хорошо, подумаю...

Утром следующего дня в дверь постучали. Лёня пошёл открывать. В комнату вошёл актёр Фёдор Панасенко, тот, что сорвал вчера съемку, он вдруг бухнулся на колени, опустил голову, снял шапку и сказал:

-Батько, прости...

Мы рассмеялись... После съёмок мы выехали на киностудийной машине «Чайка» в Киев. В руках я держала подаренную оператором Квасом большую тряпичную куклу «Пеппи-длинный чулок». Кукла, по словам оператора, похожа на меня, поэтому он решил сделать мне этот подарок к Новому году. У куклы была радостная улыбка во всё кукольное лицо... По прибытию домой, мы сразу же позвонили Владимиру Петровичу Губе:

-Буду через 23 минуты.

Я ради интереса посмотрела на часы, отмечая начало отсчёта времени. На моё удивление ровно через 23 минуты прозвучал звонок в дверь.

-У меня есть чувство времени, это чисто профессиональное, ведь я пишу музыку к фильмам и знаю продолжительность звучания минуты, пяти, десяти, двадцати и так далее, - ответил мне Губа на мой вопрос:

-Как вам удаётся так точно определять продолжительность времени?

Владимир Петрович замечательный человек и уникальная творческая личность, я его знала со времён моего участия в спектакле «Страшная месть» по Гоголю, для которого Губа писал музыку, а я в спектакле играла главную роль Катерины. Ещё тогда он мне понравился своей яркой индивидуальностью, манерой говорить, шутить. Сразу чувствовалось, что это очень неординарный и талантливый человек. Мы с композитором обсуждали эпизод с моим участием, подбирали русскую песню. Услыхав, как я пою русские народные песни, Владимир Петрович предложил сделать концерт, где будут песни, стихи, его музыка:

-Лучше, если этот концерт будет проходить в органном зале, чтобы задействовать орган, - фантазия его была неуёмной и непредсказуемой. Леонид с улыбкой возвращал Губу на землю, в реальность. Они стали обсуждать музыку к фильму, какой она должна быть, где какие акценты должны быть, какие инструменты должны звучать, характерные для времён ВОВ и так далее... Вспоминали фильм «Кто вернётся - долюбит», соло трубы на кадрах, когда солдат прощается с матерью и уходит воевать:

-Это было гениально, - сказал Губа.

-Надо придумать и для этого фильма что-то гениальное! - сказал Леонид.

-Пойду придумывать...

Утром следующего дня, накануне Нового года, Лёня решил совершить подвиг-очистить балкон от огромного количества бутылок, доставшихся нам от инвалида, проживавшего в этой квартире до нас:

-В старом году нужно избавиться от всего этого хлама, очистить пространство, а то на балкон выйти невозможно, - с такими словами он нагружал огромные сумки и относил их в стеклопункт. После последней сумки еле дошёл домой, подскочило артериальное давление, но придумал сюжет короткометражки, пока шёл домой:

-Человек пил алкоголь всю жизнь, потом «завязал» и решил отнести в стеклопункт бутылки, как своеобразный обряд очищения. Отнёс мешок с бутылками, опустил на землю, вздохнул и... умер тут же, среди бутылок, а бутылки выкатываются из мешка и складываются в причудливые фигуры вокруг лежащего на земле бывшего алкоголика... Съёмка «вид сверху»... и отъезд...

Я уложила моего «героя» в постель, чтобы отдохнул, а сама стала готовиться к празднику. Пусть отдохнет, ведь впереди Новогодняя ночь, полная сюрпризов и радости! Но Лёня, полежав каких-то 15 минут, вскочил с постели и мы вместе поехали на рынок совершать праздничные покупки.



23 февраля 1985 год

Леонид несколько раз ездил в Москву к Валентину Ежову переписывать и дописывать сценарий фильма «Самая счастливая мать». Каждый раз он привозит мне какие-то подарочки, - то духи, то что-нибудь вкусненькое, а на этот раз привёз белоснежную американскую шубку из искусственного меха, купленную в магазине импортных товаров «Берёзка» на купоны, которые ему достала жена Ежова. Молодая жена Валентина Ежова работает моделью, демонстрирует одежду на показах мод и в журналах «Советская мода». Шубка была как раз по моему размеру, я в ней, конечно, похожа на Снегурочку. Мы с Лёней решили прогуляться:

-Себя показать и людей посмотреть, - как сказал мой дорогой муж.

Шёл мелкий снежок на улице, озеро Тельбин слепило нас белизной, и я в своей шубке сливалась с этой красотой, на душе праздник и родилось двустишие:

-Летит с небес смех,

Питая чистотой всех...

Леонид смотрел на меня и любовался, несколько раз назвал меня Снегурочкой. На что я ему сказала:

-Для меня образ Снегурочки связан с не очень-то счастливыми воспоминаниями. Мне было лет пять, когда вдруг к нам с бабушкой Василисой на хутор «Новая грань» приехала очень красивая тётя с высокой причёской, в модном платье. Каково же было моё удивление, когда мне втолковали, что это и есть моя мама, та, что на фотографиях, которые бабушка бережно хранила в сундуке. Мы вместе с бабушкой подолгу смотрели вечерами на эти карточки, и я слушала всевозможные истории про мою маму, какой она была в детстве. Живая мама привезла мне куклу и книжки в подарок, а потом стала учить читать. Я помню книжечку про Снегурочку, которую я пыталась читать. У меня плохо получалось, а мама заставляла вновь и вновь читать и перечитывать текст на одной из страничек, где была иллюстрация с изображением Снегурочки. От слез, что градом катились из моих глаз, я плохо видела текст, и образ Снегурочки стал мне с тех пор неприятен. А второе впечатление от Снегурочки связано с детским домом, когда меня назначили на эту роль в Новогоднем представлении. Мне выдали огромные по размеру сапоги, обклеенные ватой и густо посыпанные блёстками из битых ёлочных игрушек, эти сапоги были ужасно тяжёлыми, размеров на пять больше, чем размер моей крошечной ножки. Я помню, как мне было неудобно в них ходить, петь песни, а тем более, танцевать. Густо налепленные блёстки из битого стекла при каждом движении разлетались с треском, и стекло попадало внутрь сапог, но я мужественно и успешно отыграла эту роль, несмотря на водяные мозоли, образовавшиеся на ногах, страшную крепотуру и мелкие порезы на стопах...

-Да, грустные воспоминания. А на хуторе у бабушки у тебя были друзья?-спросил Лёня.

-На хуторе было 25 дворов вокруг пруда. В двух дворах были девочки, которых привозили родители на лето, а в нескольких дворах были «местные» мальчишки, с которыми я дружила с самого раннего детства. Я привыкла и к соответствующим играм с этими пацанами. Мы доставали из-под балок на овчарне воробьиные яйца, искали гильзы в овраге, порох из них доставали и жгли, строили «халабуды» из чего попало. То акробатикой занимались на густой траве возле пруда, то футбол, где я всегда стояла на воротах, то воровали огурцы у соседей, то в пруду по колено в иле бултыхались. А зимой строили крепости и организовывали сражения снежками. Сами делали ледовые горки, поливая их водой в морозы, и катались бесконечно... Когда летом приезжали девочки, то и игры были другие, с куклами.

У меня была ещё одна бабушка, звали её Катя, жена родного брата бабушки Василисы. У бабы Кати никогда не было детей, она была бесплодная, поэтому всю свою нерастраченную любовь к детям они с дедом Иваном обрушили на меня. Они часто забирали меня к себе в своё село Покровка, до которого надо было проделать немалый путь сначала на автобусе, а потом либо на катере по реке Дон летом, либо на санях зимой. Я помню бесконечные переезды из села в село, бабушки скучали по мне и периодически забирали меня к себе. У бабы Кати жило невообразимое количество котов и кошек во дворе, они плодились бесконечно, а баба Катя кормила их из всевозможных мисочек и баночек, различала их и знала повадки и характер каждого животного. Я могла часами играть во дворе с котятами, соседские девочки тоже приходили поиграть с пушистыми крошками. Дед Иван смастерил мне специальный возочек, чтобы я катала котят. Ещё он сделал мне качельку в сарае. Я очень любила песни петь под мерный ритм качели. Баба Катя баловала меня. Она сшила для меня специальный мешочек-котомку для конфет и пряников, вешала мне через плечо и я всегда была при сладостях. Бабушка Василиса от этого приходила в ужас! Я же ничего не хотела кушать, кроме как сладости из котомки, она со скандалом отнимала у меня котомку и забирала меня к себе на хутор, приучала к нормальной пище. Ярче всего мне запомнились огромные яблоки «белый налив», что росли у нас во дворе на хуторе. Когда яблоки перезревали, то лопались и из-под кожуры сыпались малюсенькие шарики мякоти, а сердцевина яблока была медовая... Тогда, в детстве все плоды казались огромными; и вишни в саду, и сливы, и груши, и огурцы...

Мы долго гуляли с Леонидом, он стал рассказывать мне о своих поправках к сценарию, потом вдруг признался мне:

-Наши с тобой разговоры дают мне очень многое. Я на тебе проверяю правильность своих суждений, планов. Ты как-то по-особенному умеешь слушать, у тебя хороший вкус, интуиция, ты как бы «подключаешься» ко мне и у меня от этого открываются какие-то новые «клапаны», становится яснее в мыслях, в голове...

Потом мы заговорили о темах фильмов, которые хотел бы снимать Леонид:

-Времени, жизни не так уж много осталось, надо успеть снять «свои» темы. Мережко могут снимать многие, а вот о Григории Сковороде, Олексе Довбуше, Врубеле хотел бы снимать я. А ещё я давно мечтаю снять «Слово о полку Игоревем». Когда-то, в Москве поднимали вопрос о съёмках «Слова», предложили Глебу Панфилову снимать, но он как честный человек подумал и написал мне письмо, что «Слово» могу снять на сегодняшний день только я, а это было как раз после «Захара Беркута». Но мне тогда не дали, так как я только что закончил работу над картиной «Беркут», он на тот момент был самым дорогостоящим фильмом СССР. Картина по «Слову о полку Игоревем» была бы на порядок дороже по финансам. Необходимо было шить огромное количество костюмов для тысячной массовки, изготавливать оружие, княжеские костюмы и так далее. Для «Беркута» была перепрофилирована фабрика по изготовлению лыж для изготовления тысяч луков и стрел, для «Слова» необходимо было проделать то же самое. Да и при нашей советской кинотехнике, исходя из моего горького опыта, снимать такой фильм очень трудно, почти невозможно. Нужна хорошая плёнка, а на нашей «шосткинской» плёнке, с колоссальным процентом брака, - это просто издевательство. Мы намучились, снимая «Захар Беркут», сколько брака было из-за плёнки. Представляешь, тысячная массовка на конях, в костюмах, при луках и стрелах, в горах Киргизии, хорошо, что не в Карпатах, как по сценарию, а то было бы второе нашествие монголовидной расы на Украину.

Приехали в Киргизию все актёры, исполнители главных ролей, сняли великолепные кадры, сцены, приезжаем в Киев, отдаем на проявку плёнку и ...брак. Сколько надо теперь денег на пересъёмку материала? А сколько усилий, чтобы опять всё организовать? Наверное, страна ещё не готова технически снимать «Слово о полку Игоревем», да и не только. Ведь «Слову»-800 лет! А открыто оно недавно, в 19 веке! Высшая сила донесла до нас именно это произведение, и не о победах нашего народа, а о страданиях, об ошибках, о призыве к объединению! И открыто оно в 19 веке не случайно, ведь в этот период истории наступил истинный подъём славянской культуры в лице Пушкина, Лермонтова, Шевченко и других гениальных поэтов и писателей. Если бы «Слова» не было, то получается, что до них русская земля бесплодна гениями? Ан нет! Благодаря появлению «Слова», Бог дал нам право гордиться нашим народом! Была высочайшая культура, была славянская душа, была Киевская Русь! И если бы не татаро-монгольское нашествие, то, возможно именно Киевская Русь стала бы центром Мировой культуры, во всяком случае, центром Европейской культуры уж точно! Чтобы снять фильм по «Слову» необходимо, чтобы вся страна, правительство захотели, чтобы такой фильм был.

Правительственная политика в отношении культуры должна быть направлена на прославление периода в истории, когда блистала Киевская Русь, но тут не так всё просто... Ведь Киевская Русь была на территории нынешней республики УССР. Вот в чём дело... Кого будем прославлять? - Лёня задумался, потом опять заговорил о «Слове о полку Игоревем»:

-Наверное, только с помощью самого Господа Бога можно снять этот фильм таким, каким он должен быть-прославление души славянского народа, вышедшим из общей колыбели-Киевской Руси! Конечно, к такому материалу надо подходить бережно, долго готовиться, ознакомиться с массой исторических исследований этого периода истории, археология, раскопки, надо «окунуться» с головой туда. Это очень большой труд. Может быть ...Может быть, я и родился для того, чтобы снять этот фильм? Кто знает? Но в таком случае, этот фильм будет главным в моей жизни, и спешить в таком деле нельзя... Пожалуй, сейчас реальнее всего можно поднять тему о Григории Сковороде. Я тебя попрошу, когда придём домой, надо поискать «Симфонию» Тычины о Сковороде, начнем потихоньку собирать материалы на эту тему...

Дома мы без труда нашли сборник Павла Тычины, и я стала читать Лёне вслух, но вскоре я услыхала тихое мерное похрапывание, слушатель благополучно уснул.

Но ничего, самое главное, что первый шаг сделан в этом направлении...



20 марта 1985 года

Наконец-то подошёл к завершению трёхмесячный этап репетиций спектакля «Золотой цыплёнок» в нашем театре. У меня главная роль в этой постановке - роль Золотого цыплёнка. Спектакль детский, но, на мой взгляд, очень интересный и необычный, что-то вроде мюзикла, много песен, танцев. Виктор Шулаков, режиссёр этого спектакля, придумал необычный ход с «переводчиком», в спектакле есть специальная роль комментатора событий, а актёры порой говорят на «тарабарском» языке. Я получаю огромное удовольствие от работы над ролью Золотого цыплёнка! Кроме того, что у меня несколько вокальных номеров в спектакле, я ещё хожу на балетных пуантах и танцую небольшие балетные партии со своими партнёрами; волком-отцом, которого играет Сергей Джигурда и лисицей, которую играет Ира Шведова. Ира так вошла в роль моего врага на сцене, что негативное отношение перекинулось и в реальную жизнь. На одной из репетиций, во время исполнения нашего общего танца, она так сильно меня раскрутила и толкнула, что я чуть не получила серьёзную травму. Но это всё мелочи, театральная закулисная жизнь, зритель не должен об этом знать, ему нужно подать красивое зрелище. У нас премьера, а это праздник, волнительное, восхитительное событие и я, конечно, волнуюсь. Тем более что в зале сидят самые дорогие и родные люди: отец, братишки Славик и Руслан, и, конечно, мой Лёня. Отец со Славиком приехали на съемки, а Русланчик

приехал на спектакль. Актёры играют с удовольствием, эмоционально реагируют маленькие зрители, переживают за моего Золотого цыпленка, чтобы его не съела хитрая Лиса, отец-волк постоянно спасает своего названного сына из опасных ситуаций. В конце концов, добро торжествует, Лиса наказана,

звучит финальная песня и... конец представления. Зрители долго аплодируют, несут на сцену букеты цветов. Ко мне подходит недавно появившийся подросток-поклонник с огромным букетом роз и кладёт цветы к моим ногам, так как мои руки заняты букетами от Лёни и братьев. Этот молодой человек ходит на все спектакли с моим участием, дарит цветы и «провожает» меня после спектаклей до метро, отстав от меня на метра три. Очень забавно.

По приезду в наш дом, я продолжаю развлекать моих гостей, пою песенки из спектакля, хожу на пуантах, жарю картошку и рассказываю о жизни в театре. Совершенно неожиданно позвонила мама и рассказала о своём «горе»:

-Открывала гараж, где живут кролики, ключ сломался, и открыть не смогла. Кролики без еды уже третий день, что делать?

Мы все вместе посмеялись над этим происшествием. Папа посоветовал ей обратиться к общему другу, чтобы высверлил старый замок и поставил новый.

А через два дня я ушла на репетицию и оставила на плите «разогреваться» кролика в сметане. Про включенную плиту я вспомнила, когда приехала в театр!

Я отпросилась с репетиции и помчалась домой! Квартира была полна дыма, еще каких-то полчаса и случился бы пожар! Я хотела сразу выбросить ставшую чёрной утятницу с углями вместо кролика в сметане, но Лёня не дал мне этого сделать и решил попробовать её очистить и ...ему это удалось. Я даже и не представляла, что такое чистится! Вообще он в последнее время увлёкся чистить кастрюли, сковородки и чайник до такого блеска, что они так не сверкали при покупке. В свои выходные дни, когда я на репетициях или спектаклях, он к моему приходу чистит что-нибудь. Как только я вхожу в наш дом, он лукаво улыбается, помогает мне снять шубу и торжественно ведёт меня на кухню показывать очередную вычищенную посудину и при этом радостно сияют его глаза. Мне приходится «охать» и «ахать» и придумывать всевозможные комплименты на этот счёт. Какой он милый и смешной в такие моменты! Сегодня мой дорогой режиссёр уезжает в Минск на съёмки. В картине снимается актриса из Белоруссии Стефания Станюта, она играет главную героиню в пожилом возрасте, а героиню в молодости играет актриса из Москвы Надежда Маркина. У Нади это дебют в кино. Она моя ровесница, но выглядит она гораздо старше меня из-за своей величественной фактуры, роста и крупных черт лица. Лёня говорит, что у неё большое будущее в кино, что у неё редкий талант трагедийной актрисы...

Не хочу расставаться с моим любимым на Минск, на Москву! У меня непреодолимое желание видеть Лёню постоянно, находиться в его биополе, поддерживать его, улучшать его самочувствие, поднимать настроение! Он великий и родной! Меня восхищает его трудолюбие, строгость к себе и к другим, что касается профессионализма, сила воли, чувство справедливости и при всём этом он юморист, доброжелательный и талантливый человек! Я его обожаю и люблю!

Я не могу себя представить без него! Это немыслимо! Благодарю Бога за дар встречи с ним!



13 апреля 1985 год

В музее украинского искусства демонстрируется выставка работ Григория Гавриленко. Мы с Леонидом смотрим работы замечательного художника. «Тающие» акварельные пейзажи, туманные дали, переливающиеся нежнейшими оттенками пастельные облака… Неповторимые по чистоте и благородству образы пушкинских героинь, созданные одной линией пера, потрясающая ювелирная техника чёрной тушью при создании графических пейзажей… Григорий Гавриленко, которого уже давно нет на этом свете, продолжает разговаривать с нами своими творениями о радости и красоте. Мягкая игра цветом... Разговор душой-кистью... Хрупкая любовь... Нежная робость... Конечно, невозможно словами передать те чувства и образы, возникающие при прикосновении к хрупкому миру красок и графики, но осознаёшь ясно, что после общения с такими работами начинаешь острее чувствовать жизнь, раскрывается сердце и проясняется сознание. Надо почаще посещать вместе с Лёней выставки, напитываться новыми впечатлениями, эмоциями, после этого появляется желание и самим создать что-то прекрасное, творческое... Сегодня мы приглашены на день рождения к Людмиле Лемешевой. Я с ней не знакома, но наслышана от Лёни о ней, как о талантливом кинокритике.

-Люся, - представилась мне статная, красивая, богемной внешности женщина немного младше моего мужа, - проходите, мы вас ждём.

За столом сидели элегантно и красиво одетые гости. «Элитная публика», - подумала я. На нас устремились оценивающие взгляды. В глазах читались и удивление, и любопытство, и недоверие, и сочувствие, и осуждение, и чего там только не было... По всей вероятности, перед нашим приходом говорили о нашей паре. Я посмотрела на Лёню и увидела в его взгляде любовь и гордость

за меня, это придало мне уверенности, мне стало легко и весело. Я почувствовала между нами незримую энергетическую связь, которая сделала нас вдвое сильнее, интереснее и даже красивее. Я представила себя, что мы партнёры на сцене, в театре Люси Лемешевой, в зале, полном зрителей и от нас ждут захватывающего представления. И мы начали играть свой спектакль с Леонидом. В первую очередь, я в качестве подарка стала петь для Люси украинские народные песни. Все сначала замерли, внимательно слушали, оценивали мой голос, а потом их лица постепенно стали расслабляться,

появились доброжелательные улыбки. Меня стали просить спеть ещё что-то, я запела русские народные песни и пела до тех пор, пока у Люси не появились слёзы на глазах от умиления. Она стала благодарить и хвалить меня, «зрители»

присоединились к ней своими восторженными возгласами и аплодисментами в мой адрес. Лёня принял эстафету и стал рассказывать о кино, о Параджанове, о своих планах на будущее. В этот момент ко мне пришло ощущение, что я вместе с Леонидом тоже энергетически принимаю участие в разговоре с гостями, по какой-то незримой нити, связывающей нас, я не сознательно отдаю свою энергию для усиления воздействия и впечатления о нашей паре на этих «зрителей». По-моему мы с блеском справились с презентацией себя этому элитному собранию, расположив к себе, и вскоре попрощались. По дороге домой мы заговорили о творчестве, и Лёня высказал некоторые свои размышления на эту тему:

-Я не верю, что талантливое произведение искусства получается само собой, как будто оно естественно и непринуждённо выливается из души

художника. На мой взгляд, истинное, не фальшивое творческое произведение рождается, когда есть потребность сказать, создать Нечто, но плюс ещё и для кого и ради кого? Это очень, на мой взгляд, важный момент! Тогда усиливаются и вдохновение, и желание творить. Я имею дело с долгосрочными творениями, то есть фильм создаётся в течение года в среднем. Где взять вдохновения на такой длительный срок? И я признаюсь тебе, что ты являешься моим вдохновением! Фильм «Самая счастливая мать» я делаю для тебя, ты веришь в мой талант режиссёра и мне хочется тебе понравиться...

-Может быть, меня прислали к тебе оттуда, Свыше, в качестве Музы?

-Это очевидно. Я уже не смогу без тебя, Муза, ни творить, ни дышать...

-Я думаю, что мы просто два творческих человека, понимаем и чувствуем природу творчества. Но самое интересное для меня в наших отношениях это то, что мы как бы создаём, творим друг друга своим доверием и любовью, ведь мы видим друг в друге лучшее и хотим соответствовать этому лучшему... Это мне напоминает игру в режиссёра и исполнителя. Оба мы одновременно и режиссёры, и актёры желаемых прекрасных образов.

-Одно могу сказать, что я и представить себе не мог до встречи с тобой, что бывают такие отношения, как у нас! Я никогда не был так счастлив! Я будто заново родился! - завершил наш разговор Леонид.



24 апреля 1985 год

Байковое кладбище. Идут съёмки «проводов» - религиозного праздника поминовения ушедших в миры иные. Снимается эпизод, который Лёня придумал год назад, когда назначил мне свидание на кладбище. Он тогда преподал мне урок монтажа:

- Кинокамера сопровождает справа налево железнодорожный поезд, едущий по мосту над дорогой, камера перемещается на трамвай, заезжающий под этот же мост, затем камера движется по рядам цветов на рынке, с них перемещается на общий вид кладбища, затем наезд на лицо главной героини и вместе с ней камера скользит сквозь толпу людей. В кадре «проплывают» цветы, корзины с пасками, крашеные яйца, конфеты, дети, собаки, люди. Опять камера снимает фигуру героини, идущую среди могил и, наконец-то, останавливается и фокусируется на могиле со скульптурой солдата. Смена кадра. Мать моет памятник неизвестному солдату...

На съёмочной площадке Леонид как генерал на поле битвы. Киногруппа работает как единый организм, выполняя приказы режиссёра. Кто-то когда-то назвал Леонида Осыку «Бонапартом от кинематографа». Это так и есть. Он очень красиво и убедительно работает кинорежиссёром. Я им любуюсь... Снимается Стефания Станюта, актриса из Минска, уникальная женщина и актриса. Ей около 80-ти лет, лицо в глубоких морщинах, но она прекрасна! Добрая, мудрая, величественная, умеющая владеть своим темпераментом и эмоциями актриса! Неожиданно к киногруппе подошла ещё одна уникальная личность-Мария Ростиславовна Капнист, экстравагантно одетая, энергичная, наша, украинская актриса, приблизительно того же возраста, что и Станюта. Леонид обрадовался ей и стал знакомить со мной и со Станютой, но я уже была знакома с ней по картине «Улыбки Нечипоровки» режиссёра Олега Биймы, где я, будучи студенткой эстрадно-циркового училища снимались с группой пантомимы под руководством Крюкова, а Капнист играла в этом фильме ведьму. Мария Ростиславовна сразу вспомнила меня, обрадовалась, что я жена Лёни и призналась мне, что ещё тогда, во время съёмок я понравилась ей как «человечек светлый, улыбающийся и эмоциональный».

-Я подумала тогда, что из этой девочки получится хорошая актриса!- Капнист наговорила кучу комплиментов в адрес Леонида, нашего союза, пожелала нам счастья, взаимопонимания и любви.

Мария Ростиславовна заговорила со Станютой о ролях, и оказалось, что обе актрисы в своём почтенном возрасте играют в спектаклях и фильмах сказочный персонаж - Бабу Ягу. Станюта рассказала, что в своём театре Янки Купалы, она уже несколько десятков лет играет Бабу Ягу, прыгает по сцене с метлой, перепрыгивает через стулья, брёвна и садится на «шпагат». А Капнист в свою очередь похвалилась, что все трюки в фильмах в роли ведьм она выполняет сама, без каскадеров, порой приходится лазить по крышам, прыгать с высоты, выныривать из воды и так далее... Мне было очень интересно слушать рассказы этих весёлых, энергичных женщин, глаза их искрились, они были молоды душой и полны жизни ...Капнист вдруг заговорила о поездке, которую недавно совершила по местам ссылок декабристов в Сибири. Из её рассказа мы узнали, что она провела 25 лет в заключении только за то, что она праправнучка Муравьёва-Апостола, одного из знаменитых декабристов, за то,что она потомок древнейшего дворянского рода. На вопрос Станюты:

-Как же вы выжили в заключении?

Капнист грустно улыбнулась и вспомнила о цветочках, которые она посадила в лагере и как надзирательница за любую провинность грозила вытоптать их, что, в конце концов, и сделала. Меня этот рассказ поверг в шок, а Мария Ростиславовна как бы смахнула воспоминания в прошлое своей задорной улыбкой и стала расспрашивать о сегодняшней съёмке. Мы быстро переключились с грустных разговоров на текущий момент.

Стефанию Михайловну пригласили на съёмочную площадку, и жизнь потекла дальше...

После съёмок, когда мы были уже дома, вдруг позвонила Люся Лемешева с просьбой о встрече. Мы пригласили её в гости. Оказалось, что после её дня рождения, на котором мы с Лёней присутствовали впервые вместе, моя персона вызвала бурю споров, как положительных, так и отрицательных эмоций в мой адрес в среде приглашённых гостей, которые были преимущественно близкими друзьями Люси. Споры и разговоры не утихали несколько дней, вызвав интерес к моей персоне и у самой Люси, поэтому она решила поближе пообщаться со мной, чтобы как-то «определить меня для себя».

Весь вечер мы все вместе говорили о поколении шестидесятников, к которым принадлежал любимый кинорежиссёр Люси Леонид Осыка, о моём поколении, о моих творческих планах, о духовности, о любви, о том, что же у меня может быть общего с талантливейшим режиссёром, почему мы вместе... Я чувствовала, что меня подозревают в чём-то, наверное, скорее всего в корысти, в неискренности. Меня попросили спеть, я стала петь романсы, играть на фортепиано, читала стихи Шпаликова, в общем, я сдавала экзамен на что-то, на степень талантливости, что ли ...В конце концов, Люся утвердилась в своём хорошем отношении ко мне, внутренне согласилась с моей кандидатурой на роль жены любимого кинорежиссёра Лёни Осыки, были в какой-то мере сняты подозрения и сомнения на мой счёт. А я про себя подумала, что в лице Люси я всё же приобрела доброжелателя, хотя должны пройти годы, прежде чем все свыкнуться с мыслью, что я законная жена Леонида Осыки и не только по штампу в паспорте, но и по духу...





Читати коментарі (1)
Рейтинг Оцінили Переглянули
2 Ігор Стожар , Ольга Білицька , Kрабаt , Василь Усатенко. 100
( написати коментар )
Kрабаt
2017-07-27 16:09:46

Добре читається.

 

(відповісти)
( написати коментар )