На першу сторінку
 
РеєстраціяЗайтиВідновити доступ
ЛітКлуб лого
всі твори проза поезія інше рецензії форум автор

Такая вот жизнь и такое кино... 9

Світлана Князєва, 29.07.2017 року



3 октября 1985 год

Как хорошо дома! Лёня встретил меня в аэропорту «Борисполь» и мы, оторвавшись наконец-то от коллектива театра, на киностудийной «Чайке» помчались домой. Дома нас ждал полный фруктов и сладостей стол, пирог с яблоками, испечённый по случаю моего прибытия в Киев Ольгой Тышковец, на люстре болтались наполовину сдувшиеся шарики. Ещё в аэропорту Леонид вручил мне детскую пустышку-соску со словами:

-Ты писала, что в Паратунке омолаживалась? Вот я и подумал, что тебя могут вынести с самолёта как младенца в пелёнках, сосочку-пустышку прикупил на всякий случай!

-Мой дорогой, мой хороший, я вернулась!

Уже дома я рассказывала Леониду о прощании с Камчаткой:

- «Вы знаете, со мной случилось чудо, когда мы вылетали из аэропорта. Камчатка подарила мне на прощанье нечто совершенно удивительное и мистическое. Перед тем, как подняться по трапу в самолёт, я посмотрела в небо и увидела необычное облако. На плоском белоснежном облаке как бы стояли фигуры из курчавых облаков в виде огромных ангелов с крыльями. Я показала Ире Стежке на облако, она замерла и произнесла:

-Я вижу ангелов, ты тоже?

Потом мы стали подниматься по трапу и всё время смотрели на это чудо не отрываясь, а когда вошли в самолёт, то прильнули к иллюминатору, надеясь увидеть его опять. Когда же самолёт взлетел и набрал нужную высоту над облаками, то я вдруг увидела через окно иллюминатора тень от нашего самолёта на облаках под нами и круглую радугу вокруг тени нашего самолёта. Я опять спросила Иру:

-Ты видишь?

-Вижу яркую радугу вокруг тени нашего самолёта на белоснежных облаках!!! Как красиво, интересно, а видят ли это чудо другие?

Но наши актёры были заняты какими-то разговорами, и не у кого было спросить и показать это явление природы. Мы с Ирой счастливо смеялись, у нас был наш «секрет», мы смотрели на радугу и тихо переговаривались:

-Наверное, это Камчатка посылает нам прощальный привет!

-Спасибо всем, кто организовал и показал нам это чудо!

-Боже, как прекрасно и здорово жить!

-Видишь, не каждому дано увидеть чудеса!

-Надо почаще в небо смотреть!

Я почувствовала огромную любовь к этой девушке Ире, которая увидела то, что видела я, и которая так же восторженно воспринимала это, как и я. Эти гастроли подарили мне самое главное чудо-подругу, замечательную, духовную сестру, возможно, на всю жизнь...



15 октября 1985 год

Небо сегодня рыжее, как осень. Облака переливаются серыми, жёлтыми, розовыми, голубыми оттенками. Мне подумалось, что это небо в рыжих облаках похоже на осенние листья, собранные в кучки для сожжения закатом! Природа неистощима на чудеса и подарки! Последний путь листа... Подхваченный ветром, совершает свой изящный танец поклонения земле... По нашему календарю семейных праздников сегодня «Праздник хризантем и свечей». Лёня с утра принёс мне несколько роскошных букетов разноцветных огромных хризантем. Как и год назад, мы зажгли возле каждого букета по свече:

-Здесь собраны букеты, которые я тебе подарил бы, если бы не было разлуки на Сахалин и Камчатку... Пойдём гулять, погода хорошая...

И мы поехали в Ботанический сад на любимое место Якутовичей и Осыки. К нашему удивлению и радости там стояли с мольбертами отец и сын Якутовичи.

Мы немного постояли с ними, поговорили и пошли смотреть на замечательные пейзажи, дали, смягчённые осенней дымкой, на островки осенней листвы среди зелёных крон деревьев и кустарника. Узнав, что я никогда не бывала на территории Выдубецкого монастыря, Лёня повёл меня через весь Ботанический сад вниз, к монастырю.

Когда мы полюбовались архитектурой, величием, покоем монастыря, посидели в деревянной беседке, послушали шорох осенних листьев и стук каштанов, падающих на крышу беседки, мы вышли на берег Днепра. Неожиданно к нам подошли актёры театра «Леси Украинки» Бродский и Черняховский, они собирались плыть на моторной лодке на островок посредине Днепра на рыбалку. Последовало предложение присоединиться к ним, и мы с радостью согласились. Ох, и хорошо же мы плыли! Брызги воды от нашей лодки приводили меня в восторг! Солнечные лучи преломлялись в брызгах, переливались мини-радугами по обе стороны лодки. Ветер целовал наши лица, прорывался под одежду, шалунишка, но поцелуи его холодны и колючи, как прохладна его матушка-осень... Я обратила внимание, что мчимся мы в моторке как раз по золотой дорожке от солнца на волнинках Днепра. Берег островка был весь заставлен моторками, яхтами. Причалив к берегу, мы с артистами разошлись в разные стороны. Они остались рыбу ловить на берегу, а мы с Лёней решили посмотреть остров и пошли вглубь. Чудесно пахло сухой

травой, длинные зелёно-жёлтые ветви ив пластично изгибались под дуновеньем ветерка. На полянке в глубине острова увидели очаровательные голубые-голубые цветочки, по оттенку совпадавшие с цветом глаз Леонида. Мы присели на травку возле этого голубого островка. Вдруг мне на руку села большая стрекоза с перламутровыми крылышками. Наверное, она перепутала кисть моей руки с деревцем. Доверчиво вжалась в мою руку, крылышки прижала и головку склонила, отдыхает, греется, замерев и разомлев от тепла... Огромная любовь пробудилась в моём сердце к этой сопланетнице. Все мы дети матушки - Земли. Мы все её гордость и чудо из чудес... Мы с Лёней ещё долго гуляли по островку, встретились с ёжиком, а потом с берега острова смотрели на соборы Киева, подёрнутые лёгкой дымкой. Золотые купола Лавры сияли на солнце, и нам казалось, что именно к ним была проложена солнечная дорожка через Днепр. Мне захотелось прочитать своё любимое стихотворение Анчарова о Леонардо да Винчи:

-Я с юности отправился искать

Весёлые секреты мирозданья...

Чтоб человек, природе подчиняясь,

Построил Храм по принципам её...

Чтобы Земля, как сад благословенный

Произвела Людей, а не скотов...

Чтоб шар земной помчался во Вселенной

Пугая звёзды запахом цветов...

Лёне понравилось моё любимое стихотворение, и мы заговорили о его любимых поэтах:

-Мне ближе всего поэзия Сергея Есенина и Гены Шпаликова, с Геной мы дружили во ВГИКе, я тебе об этом говорил...

Друзей теряют только раз

И след, теряя, не находят...

А человек гостит у вас,

Прощается, и в ночь уходит.

А если он уходит днём,

Он всё равно от вас УХОДИТ!

Давай сейчас его вернём,

Пока он площадь переходит!

Немедленно его вернём,

Поговорим и стол накроем!

Весь дом вверх дном перевернём

И праздник для него устроим!!!

Мы посидели молча, а потом Леонид стал мечтать об украинском борще, который стоял у нас дома в холодильнике:

-Борщ красивый по цвету получился, а вкусный! Ты так здорово готовишь! Хочу домой! Я соскучился по еде, приготовленной твоими руками, я два месяца мучился, ел чёрт знает что... Я не хочу больше расставаться с тобой так надолго.

Вскоре появились рыбаки-актёры со скудным уловом:

-Главное не результат, а сам процесс…

И мы помчались на моторке поближе к дому, к борщу...

17 октября 1985 год

Сегодня годовщина нашей свадьбы. Я довязала Лёне сиреневый свитер и торжественно вручила ему со словами:

-Пусть он защищает тебя от всего негативного и напоминает о Нас.

Леонид был рад и счастлив, долго вертелся перед зеркалом, а затем вручил и мне подарок-набор для рисования акварелью. Я была в восторге! Это были настоящие, профессиональные акварельные краски, кисти, альбом со специальной бумагой для акварели! Как здорово!!

-Будем рисовать. Я тебе покажу, как надо работать с акварелью, тебе должно понравиться, нарисуешь полюбившийся Сахалин и Камчатку...

И мы приступили к рисованию. Это было захватывающее занятие. Лёня стал рисовать озеро за окном. Сначала у него на бумаге действительно прорисовывалось бирюзовое озеро, потом почему-то озеро превратилось в шляпу, под шляпой он нарисовал чьё-то лицо, дорисовал бороду и усы и заявил, что он, как и задумывал, нарисовал свой автопортрет. Мы долго хохотали. Заговорил о художественной школе:

-Ты знаешь, почему я не стал художником? У нас в художественной школе, когда проходили итоговые экзамены по рисованию, был один ритуал: каждый ученик на стене вывешивал свою работу сам, но он должен был расположить свою работу выше или ниже работ других учеников, оценивая, таким образом, и себя и других. А у нас в классе был один мальчик, ну просто юный гений-художник, его работы всегда были самыми лучшими. И мы, ученики, всегда ориентировались на работы этого молодого гения и помещали свои работы на стене ниже его рисунков. И однажды я подумал: «Я никогда не смогу свою работу повесить выше его работ, какой смысл мне быть в лучшем случае вторым? Я хочу быть в чём-то первым!» Вот тогда я и решил, что у меня будет другой путь. Хотелось чего-то неординарного, но связанного с художественным творчеством, вот я и придумал, что гримёр-это оригинально, поэтому и поехал поступать в художественно-театральное училище в город Одессу...

Завтра я уезжаю в Москву к писателю Ткаченко, будем пытаться опять «протолкнуть» сценарий по повести «Войдите, страждущие!». Я хочу снимать эту повесть уже шесть лет, но мне всё время отказывали, сейчас вроде бы ситуация изменилась, может быть нам повезёт и мы запустимся... А ты не скучай, попробуй порисовать... Меня не будет дня три...

Опять расставание! После гастролей мы всё время были вместе. Это были счастливейшие дни в нашей жизни. Мы всё это время как бы переливались друг в друга. Я остро и отчётливо осознавала, что я счастлива, люблю и любима. В театре была малая занятость, поэтому всё своё время я посвящала мужу и дому. Но ничего не поделаешь, временные расставания неизбежны, но у меня теперь есть краски, кисти, буду рисовать. А ещё я давно хотела перечитать Уолта Уитмена...

14 декабря 1985 год

Четвёртый час ночи. Болею. Бессонница уже три дня. Леонид в Сибири на встречах со зрителями с картиной «Поклонись до земли». Очень плохо без него. Внутри меня пустота и плачет душа. Какая-то тоска, глупая печаль... Как будто бы чёрная пропасть там, где должен быть он. А заболела я после того, как с больным горлом, пела в костёле холодной ночью. А дело было так: мы пошли в гости к Владимиру Губе. При разговоре с ним о наших творческих планах, Губе пришла в голову мысль о моём моноспектакле по новеллам Василя Стефаника с участием органа. Этот инструмент будет создавать необходимую атмосферу, и сопровождать мои украинские народные песни.

-Это должно произвести на зрителей огромное впечатление!- сказал Владимир Петрович.

Губа не стал откладывать дело в « долгий ящик », немедленно позвонил директрисе костёла и уговорил её сейчас же дать нам возможность порепетировать. И мы среди ночи пошли в костёл... Губа сел за орган, а я стала под сопровождение органной импровизации читать тексты новелл Стефаника, а затем попробовала петь украинские песни. В костёле было очень холодно. Я напелась до хрипоты в голосе. Теперь вот болею, температура, горло болит невыносимо. Всякие мысли о жизни и смерти лезут в голову. Это не мои мысли, это я начиталась Льва Толстого «Анну Каренину». У меня всё хорошо в жизни. Я отчётливо поняла, что надо мыслить позитивно. Все наши мысли, слова, мечты не проходят незамеченными свыше. Имеет значение каждое моё желание, ведь оно формирует моё будущее. И потом я поняла, что надо жить настоящим, позитивно устремлённым в будущее. Оглянуться назад можно лишь для того, чтобы полюбоваться красотой пройденного пути, набраться сил, подзарядиться и вновь - вперёд. Идти по жизни надо уверенно, спокойно, шаг за шагом любя жизнь, как при восхождении на сахалинскую сопку. А энергию даёт, конечно же, любовь. Где ты там сейчас, моя любовь? Спишь и видишь чудесные сны? Вспомнила сон, который рассказал мне Лёня. Снится ему, что он едет на белом коне верхом, его правая рука поднята для приветствия, он выезжает на мостовую, но дорога какая-то странная. Он вглядывается, а вместо брусчатки, которыми обычно выложена мостовая, торчат живые человеческие головы, радостно приветствующие всадника. Он едет вперёд, конь осторожно ступает между головами, чтобы никого не поранить... Интересный сон. Да..., недаром Осыку называют «Бонапарт от кинематографа». Присниться же такое?

За окном идёт мелкий снег, темно, снежинки тихо постукивают в окно, на улице мороз, наверное... А в Сибири сейчас гораздо холодней, чем в Киеве. Вспомнила свою Сибирь, связанную с детством. Кедровые орешки там продавались в стаканчиках, как семечки здесь, в Украине. Я лихо научилась их щёлкать. Есть один секрет, как расщелкнуть орешку, чтобы зёрнышки оставались целыми, а скорлупка ровно на две части раскалывалась. Отец брал меня в тайгу на сбор кедровых шишек. Незабываемые впечатления! Огромные кедры, запах хвои и шишек и мой добрый и заботливый великан-отец... Привезёт ли Леонид кедровые орешки? Мне так хочется освежить в памяти их чудесный запах и вкус. А ещё я помню варенье из диких яблочек-ранеток, которое всегда варила тётя Аня, родная сестра моей бабушки Натальи, мать моего отца. Я почему-то всегда называла её тётей Аней, хотя она для меня бабушка... Она, будучи много младше моей бабушки Натальи, вырастила моего сироту отца и его брата Лёню. Тётя Аня рассказала мне страшную семейную историю, когда мне было всего семь лет, потому она врезалась в мою память и как гвоздь торчит там, я очень эмоционально восприняла её тогда:

-Твоя бабушка Наталья очень счастливо жила с твоим дедушкой Василием, у них родились два мальчика, старший Лёня и младший Александр, твой отец. Дедушка Василий был весёлый, добрый, хорошо играл на гармошке и пел. Они с бабушкой очень любили друг друга, но пришла беда... В твою бабушку, мою родную сестру влюбился наш местный сельский милиционер и стал её домогаться. Бабушка со смехом отвергла ухажёра. Милиционер пригрозил бабушке: « - Всё равно ты будешь моей, вот посмотришь!» Через некоторое время твоего дедушку арестовали по обвинению в поджоге огромного стога сена, предназначавшегося для колхозного скота. В милиции у него «выбивали» признание в содеянном, но дедушка твой был не виновен, он во время поджога находился с семьёй дома, свидетелями этого были все родственники, но дедушку заставляли признаться, его сильно били и забили насмерть... Когда дедушку похоронили, милиционер наведался к моей бабушке вновь: « - Теперь ты вдова и я хочу жениться на тебе! Никуда ты от меня не денешься, а если убежишь, то найду из-под земли!»

Я не знаю, какой разговор состоялся между ними, но я думаю, что твоя бабушка Наталья сказала ему, что никогда не станет женой убийцы своего мужа. А ночью, после этого посещения она повесилась, привязав верёвку к крюку для светильника как раз над спящими сыновьями. Твоему папе тогда было пять лет, а Лёне восемь. Мальчики проснулись от стуков в окно, увидели над собой мать и оцепенели... Они долго не могли прийти в себя и не открывали дверь. Соседка, которая стучала в окно, почувствовав неладное, позвала на помощь.

Потом я забрала мальчиков к себе, я ещё тогда была не замужем, было очень трудно, но выросли ребята и хорошими людьми стали...

Позже папа рассказывал мне продолжение этой истории. Они с братом со временем узнали, кто является виновником ихнего сиротства. Долгие годы братья вынашивали идею мести этому недочеловеку. И вот, после службы в армии отец с братом Лёней приехали в родное село Шубинка в Алтайском крае, нашли хату, где жил все эти годы милиционер, и вошли к нему в дом. Они увидели за столом старика, который, как только увидел братьев Князевых, стал нервно трястись. Узнал…, уж очень ребята были похожи на своего забитого насмерть отца... Молодые люди так и спросили:

-Узнал?

Старик что-то жалко и невнятно забормотал... Стало противно смотреть на этого ублюдка, братья переглянулись и отец сказал:

-Ты думаешь, что мы пришли тебя убить? Правильно думаешь! Ты заслуживаешь этого! Нет, гад, мы не возьмём грех на душу сейчас, мы к тебе ещё наведаемся, жди... Трясись вот так до конца своих паршивых дней, гнида!!

Плюнули ему в морду и вышли. Больше мы с братом никогда не приезжали в родное село.

Вот такая история, достойная стать киносценарием. Тётя Аня выехала из села вместе с ребятами сразу, как только вышла замуж. Они все вместе поселились в городе Осинники Кемеровской области, в родительском доме мужа. У неё родились две красивые и очень талантливые дочурки, которые стали музыкантами, получив образование в Новосибирской консерватории. Может быть, талантом их наградила судьба за то,что тётя Аня вырастила сирот, детей своей сестры, кто знает? Тётя Аня говорит, что я очень похожа на свою бабушку Наталью... Моя бабушка и тётя Аня являются представителями северной народности - «шорцами». Для этой народности, которая практически растворилась среди населения горного Алтая, были характерны высокие скулы, стройное телосложение, большие глаза, густые прямые волосы, у них было развито горловое пение, многие обладали сильным голосом, в их традиционных ритуалах было много пластических танцев. Шорцы... Ночь, уже почти пять часов, скоро утро! Надо выпить таблетки от температуры, а то 38,6 показывает мой градусник. И постараться уснуть... Передай от меня привет Сибири, Лёня... Жду тебя, очень-очень...

16 января 1985 год

Зима. Гололёд. Мелкий снег присыпает лёд. На ступеньках в наш подъезд корка льда, дворник не выполняет своих обязанностей, не очищает ото льда дорожку и ступеньки. По этой причине Лёня упал на ступеньках нашего дома и сломал руку. Это случилось 7 января, когда он с Русланчиком (моим родным братиком) шёл на тренировку по футболу. Леонид проявил «геройство» и довёз-таки Руслана на тренировку, присутствовал на ней, а в « скорую помощь» обратился через пять часов после падения, когда рука опухла и стала сильно болеть. Руслан приехал ко мне в театр на репетицию, я с трудом отпросилась у нашего режиссёра Шулакова и поехала с Русланом в больницу. Моего «героя» переодели в больничный халат и определили в палату. У него был раздроблен локоть, три закрытых перелома, необходима была операция, чтобы собрать локоть на две спицы. Операцию назначили на 10 января. Лёня постоянно шутил, острил, держался превосходно, когда мы с Русланчиком приходили проведать его. Операцию делали под общим наркозом. Я прибежала в больницу после репетиции, меня не пускали к нему, мужа только что привезли из операционной, но мне удалось уговорить медсестру... Кровать у окна... Лёня какой-то маленький, укрытый до подбородка простынёй, бледно-восковый, голубые губы, в глубоком сне... Я подошла к нему, смотрю на него, и вдруг он открыл глаза, очнулся:

-Который час? Ты давно пришла? - спросил у меня.

Услышав мой ответ, повернулся на бок, сморщился от боли и мгновенно уснул.

Солнышко моё родное! На следующий день он мне рассказывал о своих ощущениях и опасениях:

-Последнее, о чём я подумал, отправляясь в наркоз перед операцией-о тебе. Боялся, что если не проснусь, то, что будут с тобой? Вспоминал Миколу Фёдоровича Яковченко, который не проснулся после наркоза, когда ему вырезали аппендицит.

Слава Богу, всё обошлось! Впереди ещё одна операция - вынимать спицы. Новый год по-старому Леонид был ещё в больнице, всё-таки три перелома в локте, спицы... Мы ночью перезванивались и загадывали желания по телефону, вспоминали встречу Нового года 1 января. В новогоднюю ночь мы разукрасили акварельными красками тела друг друга под « тигров», сидя в ванной, полной благоухающей пены. Лёня «задарил» меня подарками, привезенными из Москвы, среди которых мне особенно понравился фарфоровый крестик на серебряной цепочке, собственноручно изготовленный художницей из Москвы Наташей Туркиёй. В новогоднюю ночь мы долго разговаривали, Лёня рассказывал мне разные семейные истории:

-Когда меня крестили в детстве, то пригласили в крёстные священника небольшой церквушки в селе, откуда был родом мой отец. Этот мой крёстный-священник рассказывал мне историю, как он стал служителем церкви. Дело было во время Великой Отечественной войны. Он был командиром партизанского отряда и переправлял оружие партизанам в лес в ...гробу, а сам одевался в рясу священника. Несколько раз ему удалось обмануть немцев, но однажды подозрительный рыжий немец потребовал открыть гроб и тогда «священник» мысленно дал обет Богу, что если всё обойдётся, то он станет настоящим священником, ибо « уверует в чудо господнее». Так и случилось... В последний момент, когда немец пытался штыком открыть прибитую гвоздями крышку гроба, произошло чудо - немца срочно вызвал старший по званию офицер, и он в спешке дал команду пропустить попа.

Леонид рассказывал, что он часто бывал летом у своего крёстного, помогал ему красить крышу и купола церквушки, где он служил. Однажды он чуть не упал с крыши, но чудесным образом в последний момент зацепился одеждой за гвоздь, и это его спасло, крёстный быстро пришёл на помощь и благодаря деревянной лестнице снял его с крыши. В эту новогоднюю ночь Лёня рассказал мне ещё одну удивительную мистическую историю о своём отце, которая произошла во время войны. Его отец Михаил Евдокимович попал с солдатами в окружение и их взяли в плен немцы. Солдаты решили бежать из плена. Был назначен день побега. А в ночь перед побегом снится Михаилу Евдокимовичу сон: старец с белой бородой, вокруг которого сиял свет, сказал отцу, что не нужно бежать утром, перенесите побег на следующий день. Отец Леонида проснулся и рассказал сон солдатам, с которыми собирался совершить побег, но они высмеяли его:

-Ерунда всё это! Скажи просто, струсил! Мы совершим побег, как и задумали, с тобой или без тебя!

При попытке к бегству все они были расстреляны с вышки немцем-охранником. А Михаил Евдокимович совершил побег на следующий день, как ему и подсказал старец из сна (по-видимому, это был Святой Николай). Побег был удачным, он благополучно добрался до своей части и продолжал воевать до конца войны.

А мне в новогоднюю ночь приснился красивый красочный сон про лабораторию человеческих душ. Снилась наша земля, невероятно красивые цветные пейзажи и какие-то бирюзовые строения в виде пирамид, где укреплялись, усовершенствовались человеческие души. Люди выходили оттуда сияющие, радостные, омоложенные, с мудрыми глазами.

После того, как Леонида выписали из больницы, он с рукой в гипсе собрался поездом ехать в Минск на премьеру фильма «Поклонись до земли». К вечеру у него повысилась температура до 39, но удержать его было невозможно:

-В Минск приедет Медведев и ещё какие-то чиновники из Госкино, от которых зависит судьба нового фильма «Войдите, страждущие!», ведь в Киеве местные начальники боятся запускать картину, нужно добиться разрешения «сверху», из Москвы.

Я очень волновалась, переживала за его здоровье, ведь в поезде сквозняки, может простудиться... Вернувшись из поездки домой, Лёня был счастлив, говорил мне о радости видеть меня, признавался мне в любви, говорил, что самое великое счастье-любить, что это чувство открывает в душе всё самое возвышенное, что жизнь без любви не имеет смысла. Говорил, что во время этой разлуки у него было желание немедленно меня поцеловать и обнять, да такое сильное, что «чуть сознание не потерял»...

А в театре... Я попросила у Шулакова отпуск за свой счёт на 10 дней, так как Лёня со своим гипсом на правой руке нуждался в моей постоянной помощи. Шулаков мне заявил:

-Или рука мужа или театр, выбирай!

Меня, конечно, шокировало и оскорбило его заявление, я «выбрала руку мужа» и написала заявление об уходе из театра. Я рассказала Лёне о случившемся. Он рассердился и сделал предположение, что Шулаков таким недостойным образом мстит ему из-за мелких профессиональных интриг, происходивших во время работы Лёни на должности худрука театра киноактёра. Шулаков пришёл тогда к нему с просьбой о постановке спектакля, и что-то там не получилось... Лёня одобрил моё решение уйти из театра:

-Этот твой «Молодёжный театр» слишком часто нас разлучает, а теперь ещё и унижает. Лучше будет для нас, если ты перейдёшь в театр киноактёра. Ты будешь свободна, я хочу, чтобы ты была рядом со мной всегда... Будем снимать кино, а если захочешь поиграть на сцене, то для этого есть сцена театра киноактёра. На киностудии много разнообразной работы: озвучивание, дубляж, съёмки в эпизодах и массовках, киноактёры участвуют в киноконцертных программах, ездят от бюро кинопропаганды по всему Советскому Союзу, работы много, было бы только желание...

На следующий день, когда я пришла в театр, Шулаков, уединившись со мной в зрительном зале, просил у меня прощение и уговаривал меня остаться в театре, обещал главные роли. Мне было смешно и странно всё это слышать:

-Я приняла решение, я ухожу из театра.

Затем меня просил остаться директор театра Колганов, а потом и главный худрук Николай Мерзликин. Но... 8 марта я последний раз отыграла в спектакле «Сватанье на Гончаровке» и всё... У Лёни был день рождения в этот день, он сказал:

-Я тебя очень люблю, и не хочу разлучаться с тобой ни на минуту... То, что ты уволилась из театра - самый лучший подарок для меня на день рождения…





Читати коментарі (0)
Рейтинг Оцінили Переглянули
1 Kрабаt. 87
( написати коментар )