На першу сторінку
 
РеєстраціяЗайтиВідновити доступ
ЛітКлуб лого
всі твори проза поезія інше рецензії форум автор

Такая вот жизнь и такое кино... 10

Світлана Князєва, 29.07.2017 року



Репино. Дом творчества кинематографистов, 50 км от Ленинграда. Финский залив. Белым-бело от снега. Катаемся с Леонидом на лыжах по финскому заливу, скованному льдом и присыпанному снегом. Солнце уже по-весеннему ярко сияет и слепит глаза, тепло и расчудесно... Я помогаю моему дорогому мужу писать режиссёрский киносценарий «Войдите, страждущие!». У Лёни невозможный почерк, он сам с трудом понимает написанное, если прочитать сразу после написания, а если пройдёт несколько дней, то и он не разбирает, что он там написал микроскопическими каракулями? Поэтому я пишу текст сценария в толстой тетрадке, чтобы потом удобно было прочитать машинистке. Фильм запущен в работу! Леонид набегался по начальникам Госкино, а особенно нервы потрепали местные, киевские чиновники. Я была свидетельницей нескольких отмен и утверждений запуска фильма нашими чиновниками из Министерства культуры. Лёня орал на них по телефону, бросал в «сердцах» трубку, бегал на личные встречи в Министерство, возвращался с победой, мы радовались, потом опять звонили об отмене, опять крик по телефону, опять беготня... Но всё уже позади! Слава Богу! Перед отъездом в Репино, Лёня ходил в больницу насчёт спиц в локте, одна из них стала беспокоить его и выпирала из кости под кожей. Врач сказал:

-Срочно удалять. Придёте в понедельник...

А в понедельник мы должны были уже выезжать в Репино. Леонид сказал:

-Сегодня пятница. Удаляйте сегодня, в понедельник меня не будет в Киеве.

-Ну что вы, - сказал врач, - вас надо положить в больницу, потом наркоз, операция, дня три придётся в больнице полежать, под наблюдением врачей, кто знает, как на вас наркоз подействует?

-А как было на войне? Разве всегда наркоз был, когда вытаскивали пули, осколки из тел? Вытаскивайте без наркоза, я потерплю... Я бы и сам вытащил, спица вот-вот кожу прорвёт.

У врача глаза заблестели от азарта и оттого, что такие больные ему ещё не попадались:

-Я бы вам местный наркоз уколол, но медсестра уже ушла, лекарства под замком.

-Вынимайте без наркоза, я потерплю.

Врач решил рискнуть и, сделав надрез кожи, вытащил спицу клещами. Лёня чуть сознание не потерял от боли, но выдержал «операцию». У врача теперь есть история из его личного опыта о нестандартном пациенте, а Леонид долго будет гордиться «геройским» поступком.

В Репино отдыхает актёр Алексей Сафонов, давний друг моего мужа и актёр Николай Крюков. Алексей юморист и весельчак:

-В очках я умный, а без очков красивый, - говорит он о себе.

А Леонид рассказывал мне об Алексее следующее:

-У Сафонова жена была по профессии бухгалтер, они плохо жили и постоянно ругались: « - Ну, это понятно, - сказал я однажды его жене, - ведь вы жена актёра, а он всего лишь муж бухгалтерши, что между вами может быть общего? О чём вы можете говорить?»

Мы с Лёшей пошли прогуляться к станции «Репино», оставив Осыку работать над сценарием. Шли, говорили, чему-то смеялись... Зашли около станции в универмаг и увидели зимнюю финскую куртку болотного цвета на искусственном меху. Размер и рост был как раз для Лёни. Попросили оставить куртку на полчаса и помчались за потенциальным покупателем. Осыка «работал» над сценарием, но как-то своеобразно, во сне. С трудом, не сразу понял, чего от него добиваются, но всё-же покорился нашим настоятельным просьбам идти в магазин за курткой. Почти бежали, шутили, смеялись по дороге. Пришли в магазин и ... Лёня влюбился в куртку с первого взгляда. Купили... Последующие дни объектом постоянного внимания, шуток, разговоров и розыгрышей стала она, финская куртка. Лёня как малое дитя радовался ей на себе и её с нами, в нашей семье, это стало даже предметом зависти «самому себе»:

-Я хочу жить так, как живу сейчас, - ответил бы я, если бы меня спросили: «Что нужно вам для полного счастья?»

Куртка настолько стала одушевлённой сущностью, что не иначе как на «Вы» с прикладыванием рукава для поцелуя с ней не обращался Лёша Сафонов. Своего «звёздного часа» куртка достигла при прогулке по Финскому Заливу, ведь она «финская»! В общем, творческие ребята Осыка и Сафонов из, казалось бы, ничего сотворили весёлую историю и несколько дней раскручивали её и радовали меня... Молодцы!

Мы поближе познакомились с актёром Николаем Крюковым, он оказался мудрым, величественным человеком. Когда Лёня был занят работой над сценарием, я гуляла на свежем воздухе с Николаем Крюковым, мы говорили об актёрах, о театре, о пантомиме, о физическом действии, о кино, а также затронули духовные темы. Он делился со мной своим жизненным опытом. Советовал определиться или мне ближе театр, или всё же кино. Он ради съёмок в фильмах уходил из театров, если его не отпускали на съёмки в кино. Он решил для себя,что кино для него важней, чем отыграть в очередной раз надоевшую роль в театре. Делился со мной сокровенным. Говорил, что если смотреть на себя, на весь мир «сверху», как бы «из космоса», то тогда многое приобретает другой, истинный смысл. Несколько раз задумчиво произнёс, что все люди-братья. Общение с этим реализованным в своей профессии актёром заставило и меня задуматься над своей профессиональной деятельностью. Работа в Молодёжном театре не приносила мне удовлетворения. В театре были довольно сложные отношения между актёрами. Режиссёр Шулаков часто использовал актёров как массовку, как некий пластический материал для заполнения пространства на сцене. Театр не стал для меня храмом искусства. У меня был свой « храм». Я бежала из театра домой, к моему любимому мужу и отдыхала рядом с ним душой, отогревалась у его огромного сердца, напитывалась знаниями, благодаря его интеллекту и необыкновенной эрудиции. Леонид Осыка-мой храм!

Я знаю, что в театре киноактёра тоже не всё благополучно, там свои проблемы и нюансы... Мне хочется петь, ближе всего мне эстрада... Мы с Лёней решили сделать программу из новелл Стефаника и украинских народных песен. Лёня хочет снять телемоноспектакль. Мы уже отобрали из сборника произведений Стефаника новеллы о женской судьбе и написали сценарий телепередачи «Раненько чесала волосся». Теперь у меня кроме прогулок и помощи Леониду в написании киносценария к фильму «Войдите, страждущие!», есть ещё занятие, я учу тексты новелл Стефаника. Украинская речь с покутским диалектом даётся мне не просто, но Лёня вдохновляет меня на освоение материала и говорит, что помимо телепередачи, эта композиция пригодится мне в концертах и во время встреч со зрителями.

А на улице уже пахнет весной. Хочется гулять на свежем воздухе, смотреть в небо, где лёгкие облака изредка прячут солнышко. Ветер весело разгоняет их в разные стороны. Появилась тёмная тучка и медленно наплыла на солнце. Солнышко своими весенними лучиками растопило края тучи, и она просыпалась холодным дождём. Под тучу заплыло белоснежное облачко, застряло в ней и вдруг посыпались крупные хлопья снега. В одно мгновение репинский лес побелел, заискрился чистотой. Снежинки слипались в воздухе, как будто водили хороводики, взявшись за крошечные ручки и, словно кусочки облаков, нежно ложились на землю. Я вытащила Лёню на улицу полюбоваться этой красотой:

-Наверное, это последний снег в этом году! - сказал он.

Зрелище было сказочным, и я придумала от имени последней снежной тучки в этом году моноложек:

-Уж очень сильно солнце припекает, неужели весна пришла? Как бы мне не растаять в вышине и не обмочиться на смех Небу! Высыплюсь-ка я на этот лес, снежок подольше поискрится под деревьями в тенёчке...



16 апреля 1986 год

Сегодня мой день рождения, мне 25 лет! Я с Лёней в Средней Азии, в Туркмении, в Ашхабаде. Мы с киногруппой прилетели сюда на выбор натуры для картины «Войдите, страждущие!». Лёня специально приурочил эту поездку ко дню моего рождения вроде бы как подарок. Замечательный подарок! Для картины необходимо найти подобие оазиса посреди пустыни, где будут разворачиваться основные события фильма. Мы с киногруппой, в составе которой оператор Валерий Башкатов, редактор Виталий Юрченко, художник-постановщик Пётр Слабинский, администратор и мы с Лёней сразу же выезжаем на заранее заказанной машине «рафик» в окрестности Ашхабада. Погода не жаркая, комфортная. А в Киеве сейчас дождь и слякоть. Ашхабад по цвету какой-то выцветший, бежевые краски доминируют над всеми остальными. Жители города одеты в основном в национальные одежды, особенно красиво смотрятся женщины в своих длинных, прямого кроя платьях из шёлка или бархата. Молодые девушки с длинными чёрными косами вдоль спины, а у женщин постарше на головах яркие косынки. Наконец-то мы выехали из города, и сразу же захватило дух от небывалой красоты: перед нами была настоящая пустыня с дюнами и барханами и вся она алела густо цветущими маками! Это было восхитительно! Маки были небольшие по размеру, но их было такое множество, что пустыня была похожа на ковёр:

-Я дарю тебе эту красоту, с днём рождения! - тихо сказал мне на ухо мой любимый муж. - Остановите машину!

Мы вышли из машины, и я побежала к ближайшему бархану за букетом из маков. На песке я увидела бежевых ящериц, при виде меня они стали убегать и прятаться в цветах. Приглядевшись внимательнее, я увидела, что ящериц очень много, они сливались по цвету с песком, маскируясь, таким образом, и грелись на солнышке. Маки были с четырьмя алыми лепесточками и чёрной сердцевиной. Я стала рвать цветы, лепестки осыпались на песок, но некоторые цветочки стойко держались, несмотря на свою хрупкость. Запах у цветов тонкий и пьянящий. Я, счастливая и радостная, вернулась к машине, держа в руках изумительный букет.

-Смотри! - показал мне Лёня на дорогу.

Я ахнула от красоты: по дороге шли молоденькие туркменки с охапками маков в руках, все девушки были одеты в национальные платья из струящегося шёлка и бархата ярких сочных тонов с небольшой вышивкой у горловины. Это было так красиво на фоне цветущей пустыни! Вся наша киногруппа замерла от восхищения. Девушки поравнялись с нами, заулыбались, застеснялись, когда наши киношники стали говорить им комплименты.

Мы ещё долго ехали по пустыне, среди всей этой цветущей красоты, видели стадо верблюдов, которое просто сказочно смотрелось на фоне ковра из маков. Вскоре мы въехали в городок с красивым названием «Фирюза». Это был настоящий райский уголок! В центре городка расположен небольшой парк с удивительными растениями, цветами, птицами, водными фонтанчиками. Нас всё время сопровождало какое-то чудесное благоухание, исходившее от экзотических растений, пока мы осматривали парк на предмет съёмок. Вдоволь насладившись этой красотой и пищей в чайхане, мы поехали к главному «подарку» на мой день рождения, как заявил Леонид. Вскоре мы подъехали к каменным нагромождениям, перерастающим в невысокий горный хребет. Среди этих каменных образований стояло несколько строений, среди которых был продуктовый магазинчик. Я первая увидела вход в пещеру как раз напротив магазина: «Подземное озеро Ков-Ата». Мы вошли в пещеру... Сверху свисают острые сталактиты, под ногами выбиты в камне ступени, на стенах слабый свет от электролампочек. Мы осторожно и медленно спускаемся, любуемся свисающими кристаллами, похожими на огромные сосульки, красиво и таинственно... Вдруг вдалеке блеснуло что-то бирюзовое и сияющее в солнечных лучах. Вот оно, «Ков-Ата» - жемчужина востока (в переводе на русский язык), знаменитое лечебное подземное озеро. Мы стоим на берегу этого чуда ...Откуда-то сверху, через дыру в каменной горе пробиваются лучи солнца, освещая озеро, и оно от этого переливается, как перламутровая жемчужина. Цвет озера ярко бирюзовый, вода чистейшая, «аки слеза», как сказал Лёня, глубина около семи метров. Над водой свисают переливающиеся всеми цветами радуги сталактиты... Да... Нет слов, чтобы описать всю эту красоту и чувства, которые мы испытывали, глядя на всё это. Я потрогала воду рукой, она была тёплая:

-Купаемся! - дал команду Осыка.

Мужчины отошли за каменную глыбу и, раздевшись до «в чём мать родила», ведь с собой не было купальных костюмов, попрыгали в воду. Мы с Лёней тоже последовали их примеру. «Адамом и Евой» мы осторожно вошли в эту сияющую на солнце водную «субстанцию». Тёплая вода приняла нас в свои объятья. Незабываемые мгновения, небывалое наслаждение!

-Поплыли в глубь пещеры, до противоположного берега, я там тебе что-то скажу! - попросила я, и мы поплыли... Расстояние было довольно-таки приличное до противоположного берега, над нами совсем низко свисали «сосульки», я ухватилась за одну из них, ко мне подплыл мой любимый дарильщик замечательных «подарков»:

-Спасибо! Я тебя люблю! - и мы поцеловались... Счастливые и радостные мы вышли из воды и присоединились к киношникам, которые уже ждали нас на берегу. Довольно-таки бодренько мы взошли по ступенькам пещеры по направлению к выходу и мужчины захотели отметить мой день рождения «по-человечески» и быстренько направились в магазинчик за спиртным, но не тут - то было... В магазинчике на полках стояли только консервы «Ананасные дольки», спички и какие-то сухие булки. Мы с Лёней накупили дефицитных у нас в Киеве «Ананасных долек» и вышли из магазина. На выходе нас встретила женщина, которая радостно воскликнула:

-Лёня! Осыка! Я по голосу вас узнала!

Лёня не сразу узнал женщину, она стала объяснять, что она работница нашей киностудии, что вот уже много лет живёт у этого целебного озера, так как приехала сюда по рекомендации одного врача-дерматолога, лечившего её от ужасного смертельного кожного заболевания. Это озеро спасло ей жизнь и жива она только благодаря ему, его целебным свойствам и составу солей. Осыка наконец-то её вспомнил, представил меня, на что женщина сказала:

-А я смотрю, девушка с киношной внешностью и думаю себе: «Никак киногруппа на выбор натуры приехала?» Так и есть! Если бы вы знали, как я рада вас всех видеть! Пойдёмте ко мне, отпразднуем встречу! - предложила она.

-К сожалению, нет времени, нам необходимо засветло вернуться в Ашхабад, - твёрдо сказал администратор. Женщина огорчилась... Видно подумала: «Когда ещё судьба пошлёт ей встречу с представителями родной киностудии и доживёт ли она до неё»:

-Я не могу уехать от озера, болезнь сразу возобновиться, осталось только ждать, что сюда кто-то случайно заедет, надеюсь, что дождусь ещё...

На прощанье она сказала:

-Пусть твой голос, Лёня, узнают везде! А тебе, девочка, счастливой киношной судьбы! Берегите здоровье, это самое главное богатство в жизни, уж поверьте мне! Привет киностудии Довженко!

Назад, в Ашхабад мы ехали другой дорогой. Мимо проплывали солончаки, глиняные туркменские строения с детишками в одних рубашечках без штанишек, стада овец, верблюдов, вдалеке на вершинах гор сияли снежные шапки. Заходящее солнце освещало всё вокруг горячим оранжевым светом. Поселившись в гостинице, мы отправились в «Чайхану» пировать мой день рождения... Мужики понапивались, а мы с Лёней, трезвые и счастливые, гуляли ночью по центру города, пока усталость окончательно не одолела нас. Мы с трудом в темноте нашли свою гостиницу и попадали спать. Уже засыпая, я подумала: «Вот это день рождения, так день рождения! Спасибо тебе, Лёничка!» А Лёня уже во всю похрапывал...



28 апреля,1986 год

Хроника выбора натуры к фильму «Войдите, страждущие!».

18 апреля мы рано утром улетали из Ашхабада. Перед нашим выходом во всей гостинице погас свет. Наш киношный администратор, которого мы окрестили «Маленький Мук» за небольшой рост раздобыл фонарик, благодаря которому мы наспех упаковали свои дорожные сумки и еле успели на самолёт, летевший в Небит-Даг. Рассвет мы встретили в воздухе. Второй раз в жизни я столкнулась с уникальным явлением-радугой вокруг тени нашего самолёта на облаках под нами. Сразу вспомнился вылет с Камчатских гастролей Молодёжного театра. Город Небит-Даг встретил нас дождём. Как оказалось, я забыла в гостинице Ашхабада зонтик. Пришлось остановиться у центрального универмага этого городка, в надежде купить зонт. Каково же было наше удивление, когда в магазине оказались в продаже настоящие японские женские зонты моего любимого оранжевого цвета! При выходе со второго этажа Универмага, на который покупатели поднимались по металлической лестнице с внешней стороны, на крыше соседнего дома мы увидели свалку из поношенной обуви. Купив обновку, посетители магазина расставались с отслужившей своё обувью, выбрасывая её на пёструю живописную кучу при выходе из обувного отдела. Мы пожалели, что у нас с обувью всё было в порядке, выбрасывать было нечего... Нас с Леонидом поселили в общежитии №17, в котором мы были единственными жильцами на весь этаж. Вахтёр оказался с Украины, он поведал нам, что половина работников общежития - украинцы, то с Белой Церкви, то с Кировограда:

-Засилье хохлов! - со смехом несколько раз повторил пожилой охранник.

В Небит-Даге я впервые увидала женщину милиционера. Одета она была в милицейский китель, но юбка у неё была гораздо длиннее, чем у наших милиционерш, по-видимому, национальные традиции распространяются в Туркмении даже на стандартную милицейскую форму...

19 апреля

По рекомендации местного начальства мы выехали в оазис в пустыне Кара-Кумы к озеру Ясхан. Он расположен в 180 километрах от Небит-Дага. Долгая, однообразная дорога посреди дюн и барханов, стада верблюдов, чахлая растительность. Лёня попросил остановиться, увидев красивые не то деревья, не то кусты:

- Похоже на японскую графику..., - произнёс он.

-Это саксаул, - сказал туркмен, сопровождавший нас. - Осторожно, тут могут быть змеи.

Саксаул усыпан был мелкими цветочками:

-Весна, всё цветёт! Саксаул является любимым растением верблюдов, они питаются его листочками и даже колючками! - продолжал знакомить нас с местной флорой и фауной Пердубай Пердубаевич (а по-нашему просто Петя) наш гид-туркмен.

На песке я увидела чёрно-белых полосатых ящериц с загнутыми в кольцо хвостами:

-Это гаи, а вот скалапендры, - показал он на огромного жука.

Песок был на ощупь мягкий, как если бы погладить ладонями бархат...

Возле пресноводного озера Ясхан расположено небольшое туркменское поселение с таким же названием. Сопровождающий стал объяснять нам:

-Водоёмы с пресной водой в пустыне редкость, в основном здесь находятся солёные озёра, а это озеро выходит из подземной пресной реки, которую обнаружила ваша соотечественница, украинская учёная по фамилии Шевченко. Выход реки в виде пресного озера есть только в этом месте и это на ближайшие 300 километров вокруг. Это место называют оазисом.

Мне бросились в глаза тощие коровы, уныло стоявшие у берега озера:

-Издержки планового хозяйства, - пожаловался туркмен, - нам по разнарядке положены коровы, как и во всех колхозах СССР. Но там, наверху, не учли всё-таки, что коровы здесь отродясь не приживались. Вот, присылают животных, а они ни молока, ни мяса не дают, кушать-то им нет чего, пустыня есть пустыня. Бесполезные животные здесь, в пустыне. Стоят у воды, ослабевают и дохнут. Все понимают, что это глупость, но делают вид, что всё так и должно быть, ведь кто-то мудрый планировал очередную «пятилетку» там, в Москве. - Пердубай Пердубаевич махнул рукой в сердцах.

Возле нас собралась стайка местных ребятишек:

-Здрастуй, родная школа! - закричали наперебой малыши. Видимо этим ограничивались их знания русского языка.

-Русский язык большинство девушек плохо знают, впоследствии переводчиками у них становятся их мужья. Образованные жёны не пользуются успехом у местных мужчин. До сих пор здесь сохранился обычай давать за невесту калым верблюдами. За образованную жену и калым намного меньше. Считается, что образование делает женщину строптивой. Жена должна обслуживать мужа и рожать детей, а не умничать. Если нет в семье верблюдов-нет жены. Никак не преодолеем эти средневековые традиции! - просветил нас Пердубай.

Этот оазис Ясхан был таким, какой мы искали для нашей картины. Пресное озеро, окаймлённое осокой и огромными деревьями-чинарами, а вокруг на сотни километров красивые дюны и барханы с цветущим саксаульником.

-Мы нашли место для съёмок! - сказал Осыка. - Это то, что нам надо.

Киногруппа не возражала.

-Нам повезло, что мы в начале выбора натуры нашли то, что нам надо. А теперь, мы имеем полное право поездить по Средней Азии и просто посмотреть красоту. Какие будут предложения? - спросил Осыка.

-Хива!

-Бухара!

-Каспийское море!

-Нукус! Там старинный замок!

-Присмотрим что-нибудь в «копилку» для следующих фильмов! - подытожил Леонид.

21 апреля мы вылетели в Красноводск к Каспийскому морю. Как только вышли к морю, сразу бросился в глаза красный цвет побережья: песок, камни... А растительность на холмах вокруг моря сияла бирюзовыми и сиреневыми островками цветущих кустарников. Вода в море была холодная, и мы не отважились купаться. Просто стояли на берегу и любовались Каспийскими далями, кораблями, причудливыми облаками над морем... Обернувшись лицом к городу, мы отметили, что улочки города упираются в подножья гор, словно уставшие желтоватые змейки, которым лень ползти вверх (сил нет или желания не хватает). Прогуливаясь по улицам города, мы отметили, что в каждом частном доме установлены гильзы от торпед над небольшими постройками, выполняющими функции душа. Что ж, очень по-хозяйски, но смотрится как-то жутковато ... «Шашлыки Сулеймана» - гласила надпись над симпатичным строением. Мы не стали лишать себя удовольствия попробовать это национальное блюдо из баранины. Затем мы прошли мимо музея «26 Бакинских комиссаров», не заходя в него, и вернулись в гостиницу.

22 апреля вылетали из Красноводска при удивительно красивой заре, распластавшейся над пустыней и морем. По приземлению самолёта в Хиве, нас уже ждал наш администратор «Маленький Мук» с машиной и мы сразу же поехали в бывшую столицу Хорезмы Хиву. Этот старинный город, сохранивший свой первозданный вид до наших дней, теперь стал огромным музеем-заповедником. Мы ходили все вместе нашей киношной группой по старинным улочкам, время от времени восклицая:

-Смотрите, какая красота!

А восхищаться было чем: старинные мечети, минареты, медресе (школы), мавзолеи, колодцы, мусульманское кладбище, неповторимая архитектура старинных домов богатых купцов и правителей... И везде кружевная мозаика бирюзовых, голубых, лазурных, синих тонов. Неповторимая и непередаваемая словами тончайшая и изысканнейшая восточная вязь! Талантливейшие художники, мастера мусульманской культуры на века сотворили это чудо! А филигранная резьба по дереву, окаймляющая беседки, веранды старинных зданий умиляла, удивляла и восхищала наши творческие натуры! Деревянные кружева…

Вскоре мы вышли на площадь, в центре которой находился Караван-сарай, огромный крытый старинный торговый рынок. Каких только товаров здесь не было ... И всё вперемешку: продукты, фрукты, одежда, украшения, обувь, сувениры... Леониду очень понравился бежевого цвета шерстяной свитер индийского производства, а я прикипела душой к изящному платью производства Франции. Мы с огромным удовольствием приобрели эти сувениры на память о Хиве. И ещё нас поразило огромное количество дефицитной у нас в Киеве художественной литературы. Мы не удержались от искушения накупить книг. Теперь в нашей домашней библиотеке будут Брюсов, Ахматова, Цветаева, Бунин, Пришвин, Фет, Есенин и многие другие гении русской литературы и поэзии. Я обнаружила книжечку восточных сказок с названием «Маленький Мук», мы торжественно преподнесли нашему администратору с идентичным прозвищем экземпляр книги. Довольные, но невероятно усталые мы завалились в гостиницу спать, ведь завтра утром опять самолёт, летим в город Нукус!

23 апреля

Нукус. Едем к знаменитому в этих краях озеру Кара-Терень, толком не разглядев города Нукуса. Ну что за красотища это озеро! Дух захватывает от небесно-голубого цвета озера, окаймлённого песчаными горами, по очертаниям напоминающих купола мечетей. Причём верхний слой гор розового цвета, а затем полосами жёлтого, коричневого цветов соединяются с голубыми водами озера. Я стала делать зарисовки в своём дневнике пейзажей этих причудливых гор, которые как бы «глазели» на меня трещинами вдоль склонов. Присмотревшись повнимательней, я поняла, что розовый оттенок вершинам гор придают кустики густо цветущего розовыми цветочками растения с трудным названием (три раза переспросила у водителя-туркмена название растения, но так и не разобрала, что он там пробормотал). Это растение имело приятный нежный запах, а цветочки состояли из трёх лепесточков с сиреневой сердцевиной, я решила сорвать несколько веточек, но стебельки гнулись и не ломались. Мне так и не удалось сорвать ни одной веточки и вдруг я увидела у корней этого растения черепашку, потом ещё и ещё, много черепашек маленьких и побольше ползали в розовых кустиках! Восторгам моим не было предела, я позвала Лёню посмотреть на это чудо! Сбежалась вся киногруппа! Лёня стал подсмеиваться над моей реакцией на черепашек, а у самого глаза сияют, сразу видно, что такое явление природы сам впервые увидел! Я хотела взять одну черепашку с собой в Киев, но группа меня отговорила, мол, « не издевайся над животными». Я с трудом покорилась... По дороге назад, в Нукус, мы остановились у магазинчика в небольшом посёлке. В этом невзрачном на вид магазинчике оказалось просто скопление дефицитной французской косметики «lankome». Я накупила себе кучу всего: тени, тушь, компактную пудру, румяна, губную помаду...

Теперь я упакована на все случаи выхода на сцену и в люди! Лёня радовался вместе со мной, втихаря от всех целовал меня и обнюхивал...

24 апреля

Группа приняла решение ехать в Бухару на «рафике» через Каракалпакию из Нукуса, а это около 600 километров. Хотим заехать в древний город, где сейчас проходят раскопки под руководством археолога Толстого. На улице сильный ветер, песок летит в глаза, волосы хлещут по лицу, на зубах скрипит песочная пыль... Не очень-то комфортные условия для путешествия, но мы решили всё-же ехать. Довольно долго ехали по степи с чахлой растительностью, сопровождаемые воем ветра и пылевыми завихрениями, похожими на мини-торнадо. Доехали наконец-то до старинного города, разрушенного Чингиз-Ханом, где проходят раскопки. Археологов там не оказалось, мы сами походили по многоэтажным строениям из глиняных кирпичиков. Ни дерева, ни металла не использовалось при постройке этих домов. Зашли в помещение со сферическим потолком, на полу какие-то черепки

старинной посуды. Потолки очень низкие, а ступени очень высокие. У меня появились странные ощущения, что-то мистическое, как будто бы кто-то смотрит, наблюдает за нами... Ещё этот ветер... Кажется, что кто-то стонет, пытается что-то сказать...1200 лет тому назад здесь жили люди, а теперь... Может быть, потревоженные археологами и случайными посетителями чьи-то неприкаянные души блуждают среди этих развалин? Мне поскорее захотелось выбраться наружу. Ветер усиливался, но мы поехали дальше. На развилке дороги остановились, так как указателей никаких не оказалось. По какой дороге ехать? Вдалеке, на левой от нас дороге виднелись ещё какие-то развалины старинного вроде бы замка... Приняли решение ехать к нему. Но, не доезжая до него, перед нами на дороге вдруг возникла огромная грязная лужа, которую невозможно было объехать. Водитель направил машину максимально на обочину, въехал в лужу и... мы застряли. Кошмар! Колёса пробуксовывали в грязи, ни вперёд, ни назад машина не ехала и при каждой очередной попытке выбраться из лужи, мы всё больше и больше погружались в густую жижу:

-Застряли капитально! Придётся толкать, - сказал с досадой водитель.

Ничего не поделаешь, все мужчины вышли из машины по колени в грязь и стали толкать машину ...Буксуем... Машина ни с места, грязь летит из-под колёс, брызгает на одежду, волосы, лицо... Ещё этот кошмарный ветер! Машина стоит как вкопанная! Мужчины принимают решение рубить кустарник и подкладывать под колёса. Рубка кустарника заняла почти час, под «рафиком» уже проложена дорога из кустарника. Мужчины предприняли попытку ещё раз толкнуть машину, и на «раз-два, взяли!» наконец-то сдвинули тяжеленный «рафик» ...Уф, выбрались!

Проехали «замок», за ним опять «городище»... Наш художник Пётр Слабинский говорит, что между «городищами» древние строители прокладывали подземные туннели, достигавшие 3-4 километров. Перед нами была дорога под горку, но, выехав на пригорок, мы к своему ужасу увидели, что дорога обрывается, перед нами пропасть в 20-30 метров! Вот это да! Дальше дороги нет! Пришлось возвращаться назад, опять через лужу! Но, слава Богу, что не застряли, наши мужчины всё-таки на совесть выстелили дорогу кустарником. А на улице началась-таки пылевая буря, «маленький самумчик». Солнце превратилось в жёлтое пятнышко неопределённой формы, воздух наполнился песочной пылью, стало трудно дышать... За окнами машины потемнело и стало трудно различать дорогу. Я подумала, что всё это похоже на густой туман, но желтоватого цвета. Ветер дико ревел, швыряя в машину песок со всех сторон. Группа стала совещаться:

-Что делать? Разумней всего будет вернуться в Нукус!

-Но мы уже проехали 200 километров!

-До Бухары ещё 400!

-Вернуться ближе, чем до Бухары!

-Ветер усиливается! Дорога может преподнести сюрпризы, мы можем сбиться с пути! Здесь на сотни километров ни одного населённого пункта! Возвращаемся!

-подытожил разговоры Осыка.

Приехали мы в Нукус уставшие, все в мелкой пыли, песке, грязи, волосы от пыли торчали во все стороны как проволока. Горячей воды в гостинице, конечно же, не оказалось. Хорошо, что была холодная. Лёня после ледяного душа лежал в постели, укрытый двумя тёплыми одеялами и никак не мог согреться, а я ещё долго грела кипятильником воду и пыталась в еле тёплой воде помыть свои длинные волосы и привести себя в порядок...

27 апреля

Со второй попытки мы доехали-таки до Бухары. Пылевая буря бушевала два дня, мы её пересидели в гостинице Нукуса. На этот раз мы проехали 600 километров без особых происшествий, лишь одно событие достойно записи в дневнике, а именно: в городке Турткуле мы заехали в местный универмаг и увидели там в продаже шикарную французскую цигейковую шубу, которая была как раз моего размера, но... наши финансовые возможности не позволили нам её приобрести. У всех наших мужчин, вместе взятых, не нашлось необходимой суммы для покупки этого дефицита (в Киеве). Лёня немного расстроился, я успокаивала его, как могла, он пообещал, что шуба у меня обязательно когда-то будет, на том и порешили... Больше мы в магазины не заезжали, чтобы не расстраиваться. Мы уже убедились, что здесь продаются дефицитные товары в огромном количестве, порой совершенно не нужные в этих тёплых краях со своими национальными традициями, и необходимые у нас, в Киеве. Опять же – «мудрое» планирование сверху... Приехав в Бухару, мы сразу посетили ресторан нашей гостиницы «Интурист» и попали на концерт узбекского народного коллектива песни и танца. Изящные узбекские танцовщицы в ярких, воздушных национальных костюмах, покорили нас своей пластикой тел и рук. Особенно ярким был танец с ложками, которыми девушки постукивали во время танца под сопровождение живого оркестра. В звучание национальных инструментов оркестра искусно вплетался высокий женский голос солистки коллектива. Это была своеобразная импровизация на восточные темы. Нам с Леонидом очень понравилось.

С самого утра следующего дня мы смотрели Бухару. В этом городе все строения гораздо массивнее и как-то шире, чем в изящной Хиве. Мечети, минареты, более приземлённые по архитектуре по сравнению со столицей Хорезмы. Поскольку нам было с чем сравнить, то нам бросилось в глаза, что и орнаменты не такие изящные, и цветовая гамма орнаментов немного другая. Если в Хиве преобладал бирюзовый цвет, то здесь в основном синий. Наверное, город строили и украшали мастера другой школы, с другими традициями, в другом веке. Меня поразила своей красотой крупная мозаика на медресе в виде павлинов около скульптуры Насреддина. Мы посетили Бухарский базар и на площади перед его воротами посмотрели цирковую программу. Развлекал всех «силач», демонстрируя свою силу при помощи огромных гирь и разбиванием на лысине силача кирпичей. Затем он продемонстрировал свой пресс, испытывая его тяжестью десяти двухпудовых гирь, помещённых на животе.

На самом базаре, под круглыми сводами старинного строения продаётся всё подряд: тут и петухи, и кролики, индюки и ручная галантерея, овощи и фрукты, тюбетейки и национальные одежды, восточные сладости и свежеприготовленные тут же манты, орудия труда и посуда. Всё вперемешку, глаза разбегаются... Накупив восточных сладостей, мы с Лёней решили просто побродить по городу. Зашли в дворик перед облупившейся и заброшенной мечетью. Мне пришла в голову мысль попробовать акустику в мечети, захотелось узнать, как звучит голос. Я запела «Чотири воли», голос звучал великолепно, акустика в мечети превосходная. Лёня стал меня, поющую, фотографировать. Мы до самого вечера бродили по городу, кушали в небольших «Чайханах» на деревянных настилах с подушечками, где принято сидеть по-турецки и пить зелёный чай из красочных пиал. У нас с Лёней уже не было сильных эмоций, мы слегка пресытились всей этой красотой и великолепием. Мы просто тихо наслаждались и говорили друг другу слова благодарности и любви. Оба мы понимали, что живём с ним самое счастливое время нашей жизни, что эти поездки по Средней Азии будем помнить всю жизнь и радоваться, что они у нас были. Завтра летим в Киев через Москву. Не говорю «прощай», а «до свидания, Средняя Азия! Моя, как ни странно, Родина!» (ведь я родилась в Таджикистане, хотя прожила в Средней Азии всего лишь только первые четыре месяца своей жизни!).

28 апреля

Сидим в Москве на Киевском вокзале. В Чернобыле случилась какая-то авария на атомной станции... Все выезжают из Киева. Паника... Нас отговаривают ехать в Киев. А нам так хочется домой... Скоро наш поезд, мы с Лёней соскучились по нашей «келье», по квартирке № 9 с видом на озеро Тельбин...





Читати коментарі (0)
Рейтинг Оцінили Переглянули
1 Kрабаt. 75
( написати коментар )