На першу сторінку
 
РеєстраціяЗайтиВідновити доступ
ЛітКлуб лого
всі твори проза поезія інше рецензії форум автор

Такая вот жизнь и такое кино... 14

Світлана Князєва, 02.08.2017 року



апреля 1987 год

-Время терпеть ожидание, - сказал Леонид о сегодняшней ситуации. Живут на свете люди «чиновники», изобретающие бумажные сроки, бумажные запреты и разрешения... и изменить ситуацию пока что не может никакая «перестройка». Сроки... Ждём бумажного разрешения показывать картину зрителю. Ожидание тягостное, тем более что происходит оно на фоне предельной занятости Лёни как секретаря Союза кинематографистов на « ниве перестройки». Вижу его уставшим только поздно вечером. Стараюсь окружить его радостью, вкусной едой и заботой ...Ему, конечно, необходим отдых от всей этой «карусели», «винегрета» проблем в Союзе кинематографистов. Скорее бы ему вырваться из этой суеты и окунуться в праздник встреч со зрителями, премьерные показы нашего фильма. Но... «время терпеть ожидание»... Я в этот период спасаюсь чтением умных книг. Вычитала у Томаса Вульфа в его романе «Домой возврата нет» удивительные строчки: «Нечто говорило со мной в ночи, когда сгорали восковые свечи уходящего года, Нечто говорило со мной в ночи и сказало мне, что я умру.

-Но где? Когда?

- Я не знаю... Утратишь Землю, что ты знаешь, для знанья высшего, утратишь жизнь, тебе данную, для жизни высшей, оставишь друзей любимых для любви высшей, край обретёшь добрей родного дома, бескрайней, чем земля... Тот край - опора всем земным столпам, туда ведёт нас совесть мира, туда стремится ветер и струятся реки»...

Меня глубоко, в самое сердце поразили эти строчки, что-то в них было родное и созвучное моей душе, как будто я уже эти строчки читала в другой жизни... де жавю... Я поделилась с Лёней своими впечатлениями о прочитанном и спросила:

-Каково происхождение человека на ваш взгляд?

-Я думаю, что тело человека может быть по происхождению от кого угодно, даже и от обезьяны, но душа человеку дана Свыше. Мы находимся на низшей стадии развития души. Без сомнения существует Высшая Душа, давшая нам духовную жизнь. Пребывание в человеческом теле-всего лишь начало развития души. Здесь, на Земле происходит рост, мужание души через возможность свободы выбора, через совершенствование. Тело наше будет предано земле, оно станет частью природы материальной, а душа получит своё развитие в следующей, не ведомой нам жизни Духа. Я всегда так думал о жизни человека, этим и живу...

Вот такой ответ я получила на поставленный Лёне вопрос... Да, я согласна с ним. С того самого возраста, как я стала осознавать себя, я помню, что всегда размышляла о смысле жизни. В моём сознании появилось представление о том, что Человечество-это единый организм, что это пока что эмбрион, который находится в стадии формирования, что когда-то из этого эмбриона вырастет чудесное, лучистое Вселенское существо по имени Человечество. Затем я нашла подтверждение моим представлениям у Циолковского: «Однажды Человечество превратится в единое мыслящее существо и покинет пределы Земли...». И мне представляется, что от каждого из нас зависит, каким и насколько прекрасным будет это Вселенское Существо по имени «Человечество». Путём самосовершенствования каждый из нас вносит свой вклад в его формирование...

А на улице пахнет весной. Снег почти растаял. На участках земли, освобождённых солнцем от снега, много мусора... Мёртвый асфальт дворники подметают, а на живой земле мусор так и остаётся. Сердце щемит от этого зрелища. Матушку - землю, кормилицу, оскверняют, не уважают в городах.

Да, человечеству есть в чём совершенствоваться.

Леонид был на встрече со зрителями в клубе «Арсенал», его пригласили рассказать о поэтическом кино, о его представителях и о его основоположнике в шестидесятых годах – Сергее Иосифовиче Параджанове. Лёня заказал отрывки из фильмов Параджанова, Ильенко, Киры Муратовой, Ивана Миколайчука и из своих фильмов. Каково же было его удивление, когда приехав на встречу, он не обнаружил ни отрывков из картин Параджанова, ни Миколайчука, отрывков из фильмов Киры Муратовой не оказалось по причине запрета показывать её картины вообще на киноэкранах страны! Из фильмов Ильенко дали только отрывок из «Княгини Ольги», фильма, который далеко отошёл от направления «поэтического кино Украины», а вместо всего заказанного Лёней дали отрывки из фильмов Балаяна «Полёты во сне и наяву» и «Поцелуй», что вообще не имеет отношения к направлению «поэтическое кино Украины». Леонид долго возмущался, звонил какому-то Кислюку, ругался с ним, обвинял в провокации. Он был очень рассержен, зол, прямо-таки яростный какой-то. Я с трудом успокоила моего гения, накормила, но он продолжил возмущение уже по другому поводу:

-Наш фильм «Войдите, страждущие!» в Москве был хорошо принят. А в Киеве, среди моих друзей и знакомых, пошли разговоры о том, что наш фильм не украинский, не об Украине, а снимал его «украинский классик», то есть я. А то, что фильм больше, чем об Украине, он об общечеловеческих проблемах, об экологии, эти вопросы волнуют сейчас всех людей земли! Это и есть нездоровый национализм, который мне чужд. И потом, вы поищите современную талантливую украинскую литературу! Я с огромной радостью буду снимать талантливый современный украинский сценарий! Но где он? Где эта литература? Какие претензии ко мне? Я нашёл повесть Ткаченко «Войдите, страждущие!» десять лет назад! Мне восемь лет отказывали в съёмках фильма по этой повести! Только «перестройка» дала возможность снять картину. И за это время ничего интересного не появилось в современной украинской литературе, что могло бы меня зацепить за сердце! Скорее бы показать фильм нормальным зрителям, а не этим кинокритикам, чиновникам, мне интересно, что скажут те, для кого и ради кого снималась эта картина!

У Лёни поднялось высокое давление. Я дала ему таблетку «клофелина», понижающую давление и он вскоре успокоился и уснул...



22 апреля 1987 год

Москва. Мы в гостях у Бориса Хмельницкого, вернее, он пригласил нас к себе пожить несколько дней. Мы уже познакомились с его мамой Зинаидой Ивановной, дочкой Дашей и сестрой Луизой. Когда мы остались вдвоём с Зинаидой Ивановной, она рассказала мне грустную историю женитьбы Бориса на Марьяне Вертинской:

-Брак распался довольно быстро, Марьяна нашла себе богатого иностранца, а маленькую Дашу мы с Борисом забрали к себе. Марьяне некогда было заниматься ребёнком, у неё дома были пьянки и гулянки на деньги любовника... Даше не хватает материнского тепла и внимания, она ждёт телефонных звонков от мамы и встреч с нею, но Марьяна редко балует свою дочку вниманием, как впрочем, не особо занимается и дочкой Сашей от первого брака...

Вскоре Даша пришла с занятий в школе и вдруг мы услыхали крик из комнаты девочки. Мы тут же подхватились и вбежали к ней в комнату. Даша держала в ладошках своего любимого хомячка и громко рыдала:

-Он почему-то умер!

Горе девочки было большим, слёзы градом катились по дрожащим ладошкам. Зинаида Ивановна обняла Дашу, стала успокаивать. В этих Дашиных рыданиях было что-то большее, чем сожаление о смерти любимой зверушки. Мне показалось, что девочка рыдала от одиночества, от безразличия мамы к ней, рыдания были какие-то взрослые... С трудом успокоившись, Даша решила хомячка похоронить на улице. Я вызвалась составить ей компанию. Детской игрушкой - лопаткой мы выкопали ямку, опустили в неё хомячка, завёрнутого в носовой платочек, и установили на холмике крестик из веточек.

-Я буду приходить к нему на могилку каждый день! - тихо сказала Даша.

Я стала объяснять ей, что у животных жизнь гораздо короче, чем у людей. Собаки живут от 10 до 15 лет, кошки тоже, а хомячки, поскольку они меньше по размерам и того короче.

-Мы тоже умрём? А как это, умереть? - вдруг спросила девочка.

-Никто наверняка не знает, что там, после смерти! Но умные люди в книгах пишут, что душа человека вечна! Тело, оно как домик души, а душа путешествует в вечности, переходя из домика в домик-тело! Но это всё предположение! Ещё никто не доказал и не опроверг его! Это знание скрыто от людей по какой-то причине! Нам надо Жить, радоваться жизни, любить всё живое и благодарить тех, кто приобщил нас к жизни-своих родителей! У тебя замечательные, талантливые и красивые родители, тебе есть, чем гордиться! Не всем так везёт!

Даша была грустная, задумчивая и серьёзная. Видимо, впервые столкнувшись со смертью в свои девять лет, у неё в душе происходили какие-то новые осознания, взрослый мир неуклонно вторгался в её детскую одинокую душу...

В Москву мы приехали с Лёней на спектакль «Послушайте!» в театре на Таганке, где работает Борис Хмельницкий. Этот спектакль был восстановлен Юрием Любимовым (главным режиссёром театра) через 20 лет после премьеры, после которой спектакль запретили показывать зрителям. Премьера нынешняя была печальной. Все убедились, что возврат к прошлому невозможен, нужно двигаться вперёд, к обновлению репертуара, к новым экспериментам, к новым идеям. В фойе театра атмосфера была более праздничная, чем в зрительном зале и на сцене. Было много знакомых лиц, так как приглашены были на премьеру «только свои». Искренние эмоции, объятья, восторженные восклицания то тут, то там создавали дружескую, праздничную атмосферу. После просмотра спектакля Борис пригласил нас в кафе при театре на Таганке.

Мы слушали там живую классическую музыку, которую с блеском исполнял скрипичный квартет, пили коктейль через трубочку. Коктейль был налит в выдолбленный ананас. Закончился вечер танцами под великолепный джаз, звучавший из магнитофона...

На следующий день был мой день рождения. Луиза, сестра Бориса, пригласила нас к себе для празднования этого события. После просмотра нашей картины «для своих» в московском доме кино, мы поехали весёлой компанией, в которую вошли Элеонора Быстрицкая, симпатизировавшая Борису Хмельницкому, Виктор Мережко, успешный сценарист, наша кинокритик Люся Лемешева и кинокритик Алёна из Москвы. Луиза приготовила для нас ужин, Борис произнёс красивый тост за меня, а затем весь вечер Луиза пела свои замечательные песни, сочинённые на стихи русских поэтов, аккомпонируя себе на рояле. Элеонора Быстрицкая, красивейшая актриса, исполнительница главной роли в знаменитом «Тихом Доне», говорила тёплые слова о моём исполнении роли Маруси и попросила спеть что-то народное:

-Ведь это вы сами исполняли русскую народную песню в фильме? Спойте что-нибудь, я очень люблю народные песни!

Я пела русские и украинские народные песни. Ко мне подключился Борис, вспомнив наше хоровое пение в пустыне, и мы с ним приличным дуэтом пели на радость гостям... Замечательный у меня получился день рождения!

На следующий день мы посетили художника Кищенка, друга Лёни, побывали в его мастерской. Картины художника яркие, сочные, насыщенные бордовыми и синими красками. Мы пили чай, разговаривали о творчестве... Время от времени к нам присоединялись другие художники, мастерские которых находились на этом же этаже. Мне очень понравились эти бородатые, усатые, длинноволосые, весёлые, с живыми глазами творцы своих миров-картин. Нас пригласили ознакомиться с работами ещё нескольких художников. Мы с удовольствием ходили по мастерским в этом же доме, удивлялись и восхищались буйством фантазии, красок, образов на полотнах мастеров. Вечером у нас был отъезд домой, в Киев. Мы решили перед отправлением поезда, поскольку было ещё время, зайти в гости к Наташе Туркие, тоже художнице, ювелиру, изготавливавшей изделия из фарфора. Лёня был дружен с её молодым супругом Андреем Дементьевым, кинокритиком.

В огромной коммунальной квартире, требовавшей ремонта, громко звучала рок-музыка. Андрей встретил нас на пороге со словами:

-У нас репетиция, рок-музыканты готовятся к концерту, им репетировать негде, из подвала выгнали, «достали» жителей дома...

После того, как мы были накормлены, нас пригласили послушать одну из рок - композиций. У меня сразу разболелась голова, и я вышла в коридор, где столкнулась с очаровательным малышом лет пяти.

-Ты кто?

-Миша Дементьев, - ответил ангельского вида мальчик.

-Тебе не мешает эта музыка?

-Мешает..., - вздохнул ребёнок. - Пойдём, покажу свои игрушки...

Мы зашли в просторную комнату, она была заполнена яркими, красочными автомобильчиками, музыкальными инструментами, конструкторами... В комнату вошла мама Миши:

-Музыканты уже заканчивают. У нас постоянно гости, то музыканты, то актёры, чайник постоянно кипит, чтобы напоить гостей чаем. Мы уже привыкли к такой жизни, втянулись, живём ведь в центре Москвы, рядом Красная площадь, вот и приходят к нам. Андрюша очень общительный, у него много друзей. Он младше меня на 13 лет. Пойдём, подберём тебе что-то красивое на твой день рождения, Лёня сказал, что ты именинница. Я ведь тоже в апреле родилась,10 числа...

Мы с Наташей вышли в длинный коридор, и зашли в комнату, напоминавшую мастерскую художника:

-Миша у нас необыкновенный мальчик. Разговаривает с кем-то за окном. Говорит, что к нему прилетают друзья с другой планеты. Он нам рассказывает об устройстве жизни на их планете. Фантазёр, образное мышление, будет гуманитарием, скорее всего музыкантом или актёром... Он говорит, что инопланетные друзья недавно сообщили ему, что скоро он забудет встречи с ними и вспомнит лишь в 20 лет.

Наташа вынула из тумбочки коробку, в которой находились изящные брошки из фарфора:

-Выбирай!

Я выбрала себе брошь в зеленоватых тонах с золотистыми вкраплениями...

На железнодорожном вокзале нас уже ждал с билетами Анатолий Шведенко. На просмотре нашего фильма в московском доме кино мы договорились с ним о совместной поездке домой, и он вызвался купить билеты. Для него, замминистра по лесному хозяйству, купить билеты было не трудно, ведь для госслужащих их продавали в отдельной кассе, без очередей. Шведенко держал в руках букет роз:

-Праздник продолжается! С днём рождения, красавица! - сказал он, вручая мне розы.

Когда поезд тронулся, Шведенко достал из сумки шампанское, шумно, с хлопком открыл его, обрызгав всё купе:

-Мы будем купаться в шампанском! Я хочу выпить из твоей туфельки! - вдруг сказал он, схватив меня за ногу.

Я представила себе липкую от сладкого шампанского свою туфельку и воспротивилась, на что Шведенко расхохотался, достал стаканчик из своей сумки, налил туда шампанское, поставил стаканчик в мою туфельку и выпил:

-Пить, как ты подумала, не гигиенично, - сказал он.

Лёня вдруг распереживался, что в это самое время, когда мы едем в поезде, его любимое «Киевское Динамо» играет с «Порто». Они с Шведенко стали суетиться, спрашивать в соседнем купе, нет ли у кого транзистора, чтобы хотя бы послушать матч, но, увы... Мужчины долго говорили о футболе, о любимых игроках «Динамо», а я уснула, счастливая и слегка хмельная от шампанского и от запаха роз, стоявших в пластиковом ведре, выпрошенном у проводницы и расположенных Лёней под купейным столиком на уровне моего лица. Утром, на железнодорожном вокзале, Шведенко спросил у первого попавшегося мужика:

-Как сыграли наши с «Порто»?

-Проиграли...

У моего дорогого мужа надолго испортилось настроение. Но, не смотря на проигрыш любимой футбольной команды, нам надо было готовиться к премьере нашего фильма в Доме кино. Премьера совпала с праздником Пасхи 19 апреля. Это был хороший знак! Зал Дома Кино был полон... Я была одета в параджановское платье, которое он мне подарил вместе с 30 батистовыми носовыми платочками... Зрители долго аплодировали после просмотра фильма... Фуршет, организованный по случаю премьеры был обильным и вкусным, а водка «текла рекой», в прямом смысле этого слова... По окончанию застолья водки осталось столько, что многие гости забирали с собой «сухим пайком» в каждый карман по бутылке... Особо отличился Башкатов, который нечаянно оступился, сходя с лестницы в вестибюль Дома Кино. Его сильно качнуло, он упал, разбив бутылку водки прямо в кармане пиджака. Водка, стекло, кровь от порезанной руки завершили, «поставили точку» в праздновании премьеры фильма «Войдите, страждущие!». Долго будут говорить, что премьера удалась на славу!!!

17 мая 1987 год

Наконец-то мы живём так, как хотели бы. Мы в Хабаровске, в составе делегации «Товарищ кино» показываем свой фильм зрителям. Борис Хмельницкий выходит на сцену вместе с нами перед показом картины. Я пою украинские песни, Борис читает стихи, а Лёня представляет нас и вкратце рассказывает о съёмках. Почти после каждого просмотра зрители остаются обсуждать просмотренный фильм, высказывают своё мнение. Картина хорошо воспринимается, всем нравится моя Маруся. Много комплиментов слышу в свой адрес, зрители дарят цветы, а одна женщина подарила мне чудесную куклу-мальчика, я назвала его Рэй в честь Рэя Бредбери. Ох, и красивая же куколка! У меня никогда такой красивой не было, вот бы её туда, в моё детство! Сколько бы одёжек я бы нашила, навязала бы шапочек и шарфиков! На одном из просмотров после киносеанса на сцену вышла женщина, обняла меня и сказала:

-У меня две дочки, будь моей третьей дочкой! Ты замечательная, голосок у тебя звонкий и чистый, поёшь прекрасно! Желаю тебе счастливого пути и в кино и в личной жизни!

Вот такие бывают реакции на роль Маруси у зрителей. Борис родился в Хабаровске, зрители и от него и от этого факта его биографии в восторге. Поскольку Боря играл в нашей картине роль с негативным оттенком, то зрители часто осуждают его героя Гелия. Борис защищает его, порой происходят смешные перепалки со зрителями. В такие моменты на помощь спешит Лёня и напоминает всем, что это всего лишь кино, иллюзия и не стоит ссориться:

-Роли всякие нужны, роли всякие важны..., - шутит он.

Девятого мая, на праздник победы, рано утром к нам в номер постучали и ввезли в комнату столик на колёсиках, а на нём стоял огромный, облитый шоколадом торт:

-Это торт из мороженного, - сказал официант.

-От кого? - спросили мы одновременно с Лёней, сильно удивлённые.

-Здесь открытка, - Леонид взял красочную открытку и прочитал:- «Я в восторге от картины по сценарию моего брата Анатолия Ткаченко, поздравляю вас с успешной работой и праздником Победы! Решил сделать вам сюрприз в виде самого большого торта из мороженного, который смогли сделать в нашем городе...»

-Вот это сюрприз! Торт огромный, будем угощать им весь коллектив «Товарищ кино»! - воскликнула я.

-Да, сюрприз, обречённый на успех и историю нашей жизни, - сказал Лёня.

Мы попросили поместить торт в холодильник до вечера. После очередной встречи со зрителями и праздничного «сборного» концерта в честь праздника Победы, в котором наряду со знаменитым Николаем Крючковым, Валерием Золотухиным, Зинаидой Кириенко и многими другими «звёздами» советского кино и театра я тоже принимала участие, исполняя украинские песни, мы поехали в гостиницу на ужин. Когда вывезли наш торт из мороженного, все «звёзды» «Товарища кино» ахнули. Мы с Лёней стали «гвоздями» программы этого праздничного ужина. К нам в течение вечера подходили московские актёры, говорили добрые слова, поднимали тосты, среди них был Леонид Марков и Александр Михайлов. Вечер закончился в «тесном кругу» близких по духу друзей: Борис Хмельницкий, Володя Качан и мы с Лёней. Актёры провозглашали трогательные, неожиданные, глубокие тосты. Володя Качан сказал:

-Давайте выпьем за то,что вы, Лёня и Света, не разминулись в вечности!!!

-Как здорово ты сказал, Володя: «Не разминулись в вечности!»- Лёне явно понравилось сказанное. - Света, обязательно запиши эти слова в свой дневник, не забудь...

И в этот момент стали стрелять салюты в честь Победы. Взрывы производили совсем рядом, было впечатление, что стреляли из-под окна гостиницы...

На следующий день у нас было несколько встреч со зрителями в кинотеатре «Совкино», а вечером мы с Лёней вылетали в Комсомольск-на-Амуре. Администраторы-украинки кинотеатра «Совкино» были в восторге от фильма и от самих себя по пониманию картины. Мы напоследок прогулялись с моим мужем по городу, вышли к Амуру, полюбовались этой могучей рекой, я вспомнила гастроли и то, как мы с Ирой Стежкой спали на лавочке на набережной этой реки... Увидели афиши моих сокурсников по эстрадно-цирковому училищу, замечательного дуэта Вити и Любы Анисимовых, гастролировавших в городе Хабаровске. Брат и сестра...

Погода была чудесная... Затем, наспех собрав свои вещи, затолкав в чемодан многочисленные сувениры, подаренные во время встреч со зрителями и схватив в охапку огромный букет бордовых бархатных роз, с которыми я не в состоянии была расстаться, мы выехали в аэропорт.

В аэропорту мы опоздали на регистрацию, метались «как угорелые» по залу аэропорта под смех и удивлённые взгляды пассажиров. Наконец-то нас пропустили на посадку, и мы сели в самолёт. Полёт продолжался 30 минут: взлетели и сели... Комсомольск-на-Амуре окружён тайгой, город - сплошная стройка. Чувствуется, что у города отсутствуют «корни», он как «перевалочный пункт», люди приезжают сюда «на время». Но зритель хороший, добрый, недополучающий живого общения с творческими работниками. На одной из встреч один молодой мужчина вышел на сцену и сказал, что теперь у меня в городе Комсомольск-на-Амуре есть «болельщик», что он будет следить за моим творческим развитием, что желает мне сыграть множество разных ролей, и попросил автограф. В подарок я получила чудесный букет роз. Приятно! В нашем гостиничном номере заставлены уже все столы и тумбочки банками с букетами цветов. А запах!!! Розы здесь устойчивые, долго не вянут, изо дня в день всё больше и больше расцветают, обнажая сердцевину с жёлтыми тычинками. Зрители подарили нам кедровые орешки в туесочке из бересты и кедровые шишки с орешками внутри. Кормят нас здесь в основном рыбными блюдами, частенько мы наслаждаемся красной рыбой и икрой горбуши... Впереди нас ждут встречи со зрителями Владивостока.

Во Владивостоке бросилось в глаза множество кораблей в порту, корабельные краны ...Высотные дома города как бы «карабкаются» на вершины сопок. График встреч со зрителями был очень «плотный», город мы наблюдали из окон автобусов и микроавтобусов, нам так и не удалось его «пощупать ногами», как выразился Лёня. Мы выступали на кораблях и в клубах культуры, в кинотеатрах и в учреждениях, в общем, везде, где только были в наличии киноустановки, и где можно было демонстрировать наш фильм. Съездили даже в город Артём на встречу с моряками. По пути подъехали к Уссурийскому заливу. Я попросила остановиться и немного прогуляться. Уж очень красивые пейзажи были вокруг; весенний лес у подножья сопочки был окутан « лёгкой дымкой», шумели волны, дул приятный ветерок, донося до нас брызги волн со стороны залива. Мы долго стояли на берегу, напитываясь красотой, и мысленно прощались с Востоком страны...



17 июня 1987 год

По приезду в Киев я поближе познакомилась с Сашей Королёвым-сыном легендарной Гули Королёвой, реальной героиней повести «Четвёртая высота». В этой военной повести у Гули родился сынок, которого она называла «Ёжик», в моём детстве я очень любила эту повесть. Вот именно у этого уже взрослого на сегодняшний день «Ёжика», работавшего врачом-хирургом в одной из больниц Киева мы и побывали в гостях. Саша увлечён классической музыкой, у него собрана огромная коллекция пластинок с записями симфоний, опер, фортепианной и скрипичной музыки, романсов, коллекция церковной хоровой музыки и многое другое... Мы послушали Рахманинова «Всенощное бдение», Леонид сразу загорелся использовать это произведение в картине о Врубеле. Прослушав «Поэму экстаза» Скрябина, Лёня решил, что в новой картине будет звучать только классика. Мы слушали и слушали разные произведения, написанные в период, когда жил и творил Михаил Врубель. Разговор зашёл о духовном наследии, и Саша поделился своими соображениями на этот счёт:

-Поколения с революции 1917 года были практически лишены церковной хоровой музыки, а ведь это кладезь духовности. Наши современники знают, что хор-это самодеятельность, пионерские песни, советские хоры, прославляющие Вождя или Коммунистическую партию, а ведь хоры берут начало в церковной музыке, в хоровом многоголосии. И вообще, утрачено главное-культура передачи духовных знаний детям, молодому поколению и мне кажется, что утрачено навсегда. Порой мне кажется, что мы все духовные уроды и лишь в силу личного стремления к духовным знаниям нам с огромным опозданием удаётся что-то понять, осознать, «заново изобретая колесо». Нет духовной помощи от людей, перекрыт доступ к духовной литературе и лишь изредка порой мелькнёт где-то в стихах или песнях, фильмах или литературных произведениях крупица истины...

У Саши Королёва черты лица тонкие, благородные, так выглядели интеллигенты и аристократы прошлого века. Лёня решил, что обязательно снимет его в каком - нибудь эпизоде фильма о Врубеле ...

Вскоре нас с Леонидом пригласили от кинопроката совершить поездку с фильмом по Крымскому полуострову. Началось наше путешествие с Симферополя, потом был Бахчисарай, Евпатория, Алушта, Гурзуф, Судак, Ялта. Я впервые была в Крыму. Как здесь красиво! Богатая растительность, скалистые горы и море с закатами и восходами... В этот период здесь всё цветёт, в глаза бросаются, конечно же, красные маки, сирень, свежесть зелени трав и лесов. Столбы солнечного света пронизывают цветущие яблони, груши, персики. Запахи цветов, зелени и моря сплетаются и твоя душа ликует, радуется, наслаждается и хорошо звучит голос в выступлениях перед зрителями. Впечатлений от Крыма много, но особенно запомнился мне чудесный замок в Гурзуфе, который принадлежал княгине Гагариной. Он стоит на утёсе, а на входных воротах замка висит плакат «Агитпункт». Нас с Лёней провели внутрь замка и рассказали печальную историю княгини. Во времена революции 1917 года, после конфискации имущества, княгиня осталась в замке работать библиотекарем своей же уникальной библиотеки, но только теперь уже принадлежавшей дому отдыха «Красный коммунар». Умерла она в жуткой нищете, прожив долгую жизнь. В замке сохранились старинные зеркала, черепицу с крыши замка со знаками герба княгини кто-то из местных чиновников «снял» себе на дачу. Сам утёс, на котором стоит замок, испещрён писаниной типа «Маша+ Коля=Любовь», поверх надписей 50,60,70-х годов пишут уже наши современники, новые поколения отдыхающих...

Представительница кинопроката неожиданно предложила после завершения поездок по горному Крыму посетить Одессу.

Вылетали мы в Одессу самолётом рано утром при молочном тумане, в руках у меня был букет шикарных чайных роз, которые я не в силах была оставить в гостинице Судака. Эти огромные, размером с мою ладонь белые розы с чуть окрашенными в розовый цвет краями, были просто восхитительны! И у них был такой приятный запах!

В Одессе Лёня позвонил своим давним друзьям по театрально-художественному училищу, у них были клички Лысон и Губон, а сам Лёня в дни студенчества имел кличку Носон. На демонстрацию нашей картины пришла целая группа художников с жёнами и детьми. После просмотра они окружили нас и твёрдо увели из кинотеатра в одну из художественных мастерских к Юрию Коваленко. Там было организовано «на скорую руку» застолье и мы допоздна общались с весёлыми, щедрыми на комплименты художниками. В результате встречи хорошо выпивший Юрий Коваленко, он же Лысон, стал дарить картины нам с Лёней. Его бедная жена не знала что делать. Лучшие картины художник снимал со стен и писал дарственные тексты на обратной стороне холста. Лёня, видя растерянность женщины, стал отказываться от подарков, но не тут-то было. Коваленко настойчиво требовал, чтобы мы его «не обижали», жену он выгнал из мастерской и та, расплакавшись, вышла. Мы вышли за ней:

-Вот так всегда... Раздаривает лучшие картины. А у него через неделю персональная выставка. Ему нечего будет выставлять. Проклятая водка... У меня уже нет сил бороться с этим…

Лёня успокоил её:

-Мы не возьмём картины, не беспокойтесь. Мы занесём их, после того как распрощаемся с вами, за мастерскую, а вы заберёте ...

-Спасибо... за понимание. Извините...

Мы сделали так, как договорились, но на следующий день, придя после очередного выступления в свой номер гостиницы, мы с удивлением обнаружили три лучшие картины художника Юрия Коваленко, стоящими на полу возле нашей кровати... Обратная сторона картин была исписана автором словами благодарности за встречу, за потрясающий фильм. Художник писал, что счастлив, что Носон стал таким талантливым кинорежиссёром и хочет, чтобы, глядя на эти скромные художества, Лёня вспоминал Одессу и студенческие годы. Ну что тут скажешь? У Сомерсета Моэма в философско-литературном произведении «Подводя итоги» есть такие строчки: «Красота жизни заключается всего-навсего в том, чтобы каждый поступал сообразно со своей природой и со своим делом»...

Читати коментарі (0)
Рейтинг Оцінили Переглянули
1 Kрабаt. 70
( написати коментар )