На першу сторінку
 
РеєстраціяЗайтиВідновити доступ
ЛітКлуб лого
всі твори проза поезія інше рецензії форум автор

Такая вот жизнь и такое кино... 19

Світлана Князєва, 05.08.2017 року



июля 1990 года

Я беременна! Я это почувствовала, когда мы с Лёней стояли на перроне Киевского железнодорожного вокзала, ждали прибытия поезда на 8 путь «Киев-София». Мой муж купил две путёвки на «Златы Пяски» в Болгарию. Я впервые выезжала за границу нашей страны! На перроне я вдруг почувствовала слабость во всём теле, лёгкую тошноту, появилась испарина на лбу и мелькнула мысль:

-Я беременна...

Почему-то я сразу поняла это, никаких других мыслей у меня не было по поводу моего состояния. Я сказала Лёне:

-По-моему, мы едем в Болгарию не одни. Я беременна.

На лице мужа я увидела мгновенно промелькнувшую целую гамму чувств, мыслей, эмоций:

-Ты уверена?

-Да... У меня очень странные, необычные ощущения и мысль об этом сразу пришла в голову...

-Если это подтвердится, я буду счастлив! Я всегда хотел, чтобы ты была полноценной женщиной и испытала материнство!

Подошёл поезд и мы сели в свой вагон. Весь путь до Софии моё состояние было всё таким же странным, добавилось ещё острое реагирование на всевозможные запахи, что окончательно убедило нас с Лёней в правильности нашего «диагноза».

В столице Болгарии Лёня заранее запланировал встречу со своим однокурсником по ВГИКу Гошей Стояновым. Гоша встретил нас на вокзале и отвёз к себе домой. Он жил в центре города в шикарной квартире со своей женой актрисой, дети у них были уже взрослыми и жили отдельно от родителей каждый своей жизнью. После обильного праздничного завтрака в честь нашего приезда, мы пошли гулять по столице Болгарии.

На улицах и площадях проходили какие-то забастовки, стояли толпы людей с транспарантами. Гоша стал эмоционально рассказывать нам о проблемах болгар, о политической ситуации в стране. Я в какой-то момент потеряла интерес к этим разговорам и просто рассматривала красивые соборы, архитектуру старинных домов, клумбы-розарии, витрины магазинов...

Лёня терпеливо выслушивал друга, озабоченного политической обстановкой в Болгарии. Вскоре наши прогулки по столице страны завершились, и супруги Стояновы пригласили нас к себе на дачу...

Мы выехали из города, и какое-то время ехали по холмистой местности мимо красивых дачных участков. Машина остановилась возле двухэтажного дома, который был окружён ухоженным садом, а на территории дачного участка у входа в дом красовалась огромная клумба с роскошными цветами. Гоша Стоянов известный в Болгарии кинорежиссёр, их семью любят и знают на родине, поэтому и уровень их жизни довольно высок. Его талант востребован и высоко оплачивается...

На даче Гоша сам приготовил мясо-барбекю, соусы, салаты. Мы сидели у костра до поздней ночи, однокурсники вспоминали годы учёбы во ВГИКе, я пела украинские песни...

Утром следующего дня мы уже летели на самолёте на побережье моря, на «Златы пяски». Я плохо перенесла полёт, меня укачивало, сильно кружилась голова, я схватила руку мужа и не отпускала до конца полёта. Мне почему-то было страшно, дурные мысли лезли в голову.

В корпусе санатория нашими соседями оказались Игорь Черницкий со своей мамой Людмилой Герасимовной. Игорь был нашим киностудийным актёром и режиссёром. Это были приятные, милые люди. Их компания привнесла разнообразие в нашу жизнь отдыхающих. Игорь сочинял душевные стихи, с юмором рассказывал всевозможные истории и анекдоты. Людмила Герасимовна любила украинские песни, я часто пела, Игорь вторым голосом подпевал мне. У него был довольно приятный голос и хороший музыкальный слух от природы. Игорь был ещё не женат, хотя ему было уже 36 лет, его мама сокрушалась по этому поводу и рассказала, что девушка, с которой встречался Игорь в театральном институте, трагически погибла. С тех пор он всё ещё один.

-Хотелось бы мне, чтобы у Игоря была такая жена, как ты, Светлана! Вы так хорошо смотритесь в паре! - сказала мне однажды Людмила Герасимовна.

-Я люблю своего мужа! Мне никто не нужен, кроме него! - с удивлением ответила я.

-Да я понимаю... Просто помечтала немного..., - грустно сказала мама Игоря. - Он у меня единственный, хочу видеть его счастливым. Хочется успеть понянчить внуков. У вас с Лёней тоже пока нет детей. А вы планируете иметь деток? Прости, что лезу в душу...

И я поделилась с Людмилой Герасимовной, первым человеком, кроме моего мужа, конечно, о своей «новости». Мама Игоря искренне за нас обрадовалась...

Отдых в Болгарии сопровождался моими бесконечными головокружениями, подташниванием и острым реагированием на запахи. Купаться в море мне было тяжело, меня укачивало на волнах. Кушать я могла далеко не всё... В-общем, тот ещё был отдых у меня! Лёня купил мне замшевый костюм: модно и оригинально сшитая куртка, и узкая юбка. В костюме я смотрелась великолепно, он хорошо «сидел» на моей фигуре и мне «был к лицу» его палевый цвет, но запах замши!!! Меня просто « выворачивало наизнанку»!

-Ничего, тошнота когда-нибудь пройдёт, а костюм останется, как память о Болгарии, - сказала я, принимая подарок и засовывая его поглубже в чемодан, чтобы не так сильно пахло ...

Вечерами мы гуляли с Лёней по берегу моря и говорили о будущем ребёнке и о жизни втроём.

-Кого ты хочешь? Мальчика или девочку? - спросил муж.

-Хочу сыночка! Мне очень нравится имя Богдан, Богом данный.

-А если будет девочка?

-Пусть будет девочка. Наших мам зовут Мариями, назовём её Машенькой в честь бабушек. А ты кого хочешь? - в свою очередь спросила я.

-Двойню, - Лёня как всегда удачно «юморнул» и мы расхохотались!

У нас уже не было никаких сомнений по поводу того, что я беременна...

Перед поездкой в Болгарию я встречалась со своей подругой Ирой Стежкой, которая 1 марта стала матерью, родила сыночка Ивана.

После работы в Молодёжном театре и своего неудачного первого «романа», полного страданий, Ира ушла из «молодёжки» в ТЮЗ и вышла замуж за своего коллегу актёра. Я была рада за свою подругу, за её семейное счастье. Теперь Ира стала матерью и заботится о своём прелестном младенце... Во время нашей встречи, я стала говорить ей о том, что у нас с Лёней уже есть дети: наши фильмы. Ира строго посмотрела на меня и сказала:

-Не говори ерунды. Дети - это Дар! Самое главное предназначение женщины родить ребёнка, дать жизнь новому человеку! Всё остальное по сравнению с этим «ничто»!

Я даже обиделась на неё. А как же творчество? Но я задумалась после этого разговора: «В первый год после свадьбы с Лёней, я хотела ребёнка, но муж сказал мне:

-Давай поживём «для себя». Ребёнок привяжет тебя к дому, ты не сможешь ездить со мной на съёмки. Я хочу, чтобы ты была всегда со мной.

С тех пор прошло уже шесть лет, мы привыкли жить «для себя», для совместного творчества. Мы были счастливы с Лёней, любили друг друга и не представляли себе уже другой жизни. Ребёнок... Да, он изменит в корне всю нашу жизнь... В лучшую сторону или в худшую, но изменит... Ире хорошо, она живёт с мужем в квартире со своими родителями. Ей помогают родители с ребёнком, а каково будет мне? Со стороны родственников Лёни ждать помощи не приходится, мои родители живут в другом городе... И что я буду делать с ребёнком одна? А как съёмки? Нанимать нянек? Я считаю, что ребёнок-это огромная ответственность и работа. Этому надо посвящать жизнь и отдавать всю себя ради того, чтобы ребёнок чувствовал себя счастливым! А как же наше совместное творчество с Лёней, в котором я принимаю очень большое участие?

Если я до сих пор не имею детей, может быть, на то есть Воля Божья?» Вот так я рассуждала после встречи с подругой. Теперь ситуация изменилась! Я беременна...

-А как же роль террористки? - спросила я у Лёни.

-Будешь сниматься! Начнём съёмки с тебя, чтобы успеть до изменений в твоей фигуре!

Когда мы ехали в поезде из Софии в Киев, проводница нашего вагона вдруг спросила у Лёни:

-Вы кинорежиссёр? А вы знали Параджанова?

-Да...

-Вы знаете, что он ...умер?

-Когда?

-Несколько дней назад, 21 июля. Я в газете сегодня прочитала... «Тени забытых предков» - мой любимый фильм...

Лёня побледнел и тихо сказал:

-Я могу не успеть на похороны...



25 сентября 1990 год

Лёня не успел на похороны Сергея Иосифовича и очень переживал по этому поводу. А на сороковой день после кончины Параджанова на нашей киностудии состоялся молебен по нему. Перед этим показали двухсерийный документальный фильм о Сергее Иосифовиче. Для многих, в том числе и для нас с Леонидом, смерть Параджанова - страшное горе. Это настолько невосполнимая потеря, что и писать об этом невозможно... Уникальный человек, гений! Даже смертью своей он принёс благо киностудии имени Довженко. На территорию киностудии приехали представители духовенства, чтобы совершить молебен и тем самым освятить молитвой это не простое место. Я прорыдала весь молебен. На меня всё время с удивлением смотрели работники киностудии. А я ничего не могла с собой поделать, слёзы «градом» катились из моих глаз, не переставая. У меня была « тихая » истерика... Я всегда восхищалась и очень любила этого уникального человека, страдальца, труженика, гения, который умел « провоцировать» и раскрывать творческое начало в каждом человеке, этого Целителя душ и тел! Лёня, обеспокоенный моим состоянием, отвёз меня домой...

А ночью мне приснился сон: Вижу сверху красивые пейзажи, всё цветное, яркое, какие-то замки над рекой. Во сне ко мне приходит догадка: это же Кура и старинные грузинские замки над ней. И вспоминаю, что в одном из таких замков я бывала с Параджановым и Джорбинадзе, они задумали там музей народного творчества Грузии организовать. Параджанов доставал для музея антиквариат! Я во сне как бы «вплываю» в замок, прохожу по залу и вдруг вижу Сергея Иосифовича. Он сидит за столом, вокруг него вазы старинные, ковры, оружие грузинское, кинжалы с резными ручками. Я спрашиваю:

-Как вы Там?

-Всё хорошо. Жаль только, что руками ничего делать не могу. Рук у меня здесь нету..., - отвечает почивший Параджанов. Его образ стал таять и исчез. Я проснулась.

И меня осенила мысль: «Ведь Параджанов всю жизнь делал коллажи, «творил» руками, а теперь у него нет такой возможности, и он грустит по этому поводу...».

Этот сон мне врезался в память, уж больно чёткий он был и правдоподобный! Кто знает, может быть, ушедшие от нас души имеют возможность передать нам весточку с той стороны «завесы». Я вспомнила сон на сороковой день после ухода Ивана Миколайчука, когда он ответил мне на такой же вопрос: «Как вы там?» - «Я не думал, что попаду Так Высоко!» И ещё раз мне приснился очень чёткий и ясный сон про Ивана, я даже звонила Маричке Миколайчук и рассказывала ей:

-Снится мне, что нахожусь в подземелье и вижу Ивана, он говорит мне:

« - Передай всем, чтобы не трогали моё сердце, а то им худо будет, я буду защищаться!» И как бы замахнулся, чтобы ударить кого-то ...

Мария Миколайчук сказала мне:

-Твой сон подтверждает моё решение не производить перезахоронения! Дело в том, что именно в эти дни поднимался вопрос родственниками Ивана о перезахоронении его сердца на Буковину, на родину, а я против этого. Зачем тревожить прах? Это же надо, а тебе такой сон приснился! Иван нашёл возможность высказать своё мнение по этому поводу через тебя!

Я тоже была удивлена, ведь я ничего не знала о разговорах про перезахоронение…

Период подготовок к съёмкам фильма «Подарок на именины» был в полном разгаре: шили костюмы, изготавливали реквизит, искали кареты и паровозы. Ещё до поездки в Болгарию мы с Леонидом записали новеллы Стефаника и песни в моём исполнении для телеспектакля «Раненько чесала волосся» на центральном украинском телевидении. Съёмки проходили в специально для этого построенных декорациях. Лёня сам монтировал материал и 15 сентября наш телеспектакль показали по телевидению. Много тёплых слов мы услышали от тех, кто посмотрел нашу работу. А для меня это был, прежде всего, полезный опыт работы с текстами. Я теперь знаю, что могу выступать на сцене с композициями, где чередуются тексты и песни. Это особый жанр - моноспектакль, но мне он близок. Можно придумывать и составлять композиции по творчеству разных поэтов и даже прозаиков... Но... Ребёнок изменит мою жизнь. Смогу ли я когда-нибудь вернуться на сцену? Да... нынешнее моё состояние беременной женщины не назовёшь комфортным... Всё заслоняет тошнота. Врач женской консультации обещает «рай» после 10-12 недель. А пока что замечаю за собой, что я просто пережидаю нынешнее состояние. Лежу и ничего не делаю, только слежу, как разные медленные, ленивые мысли проплывают в голове, а я с отрешённым лицом безрадостно смотрю на них. Сон не сон, явь не явь... Такое состояние у меня было до тех пор, пока мне не приснился сон: Вроде бы у меня внезапно открылось кровотечение. Откуда-то появилась седая женщина в сером балахоне и позвала за собой... Попрощалась я со своими родителями и повела она меня, рыдающую, на улицу. И вдруг я вижу, как из других подъездов и домов ведут такие же женщины в серых одеждах детей, стариков, калек. Собираются все одной толпой и начинают петь общую песню, а слова этой песни сочиняет каждый «позванный» по-очереди на ходу. Когда пришла моя очередь, я стала придумывать свои строки для общей песни. Хорошо помню состояние отчаяния и страшного горя, что меня позвали внезапно, а я ведь ещё не готова к « уходу»! Проснулась я от собственных рыданий... Вот такой сон...

«Да что же это такое?» - подумала я,- «что за пессимизм? Надо вытащить себя из этого болота, как Мюнхгаузен себя вытаскивал за волосы. Скоро съёмки начнутся, надо быть в форме, а ребёнку каково в утробе? Он ведь чувствует, наверное, моё состояние? » И я мысленно стала разговаривать с ребёнком: «Я возьму себя в руки, моё солнышко! Ты зачат в любви и нежности! И мы очень рады тебе! Мы тебя ждём! Я буду любить тебя больше всего на свете! Потерпи немного, я осознаю до конца и свыкнусь с мыслью, что скоро стану твоей мамой!»

Я строго распланировала свой день, теперь я каждый день занимаюсь гимнастикой, гуляю на свежем воздухе вокруг озера, играю на фортепиано классику, рисую акварелью, читаю духовную литературу. Мне посоветовали смотреть картинки с изображением красивых детей. Я нашла в нашей домашней библиотеке репродукции, на которых изображены мадонны с младенцами. Особенно мне понравилась репродукция с картины Аньоло Бронзино «Святое семейство». На картине в центре композиции изображена сидящая женщина, одетая в красное платье, у её ног играют друг с другом два очаровательных мальчика, а сзади, как бы на втором плане, за ними наблюдает бородатый мужественный мужчина, по-видимому, глава семейства. Я поставила альбом с изображением полюбившегося «Святого семейства» на фортепиано и каждый день любуюсь малышами...



30 октября 1990 год

Леонид, как и обещал, начал съёмки фильма «Подарок на именины» с моих эпизодов. Всю сцену покушения террористки на генерал-губернатора снимали на территории Киево-Печерской Лавры. История террористки появилась на основе рассказа Коцюбинского «В дороге». Хотя в рассказе главным героем является молодой человек, Лёня легко изменил мужской пол главного героя на женский и получился необходимый нам сюжет о политическом фанатизме. Генерал-губернатора играет Дима Миргородский, а жандарма, который арестовывает террористку Лесь Сердюк.

После того, как террористка бросила бомбу, жандарм грубо хватает её и толкает в карету. Во время съёмок Лесь Сердюк «по правде» хватал меня и «швырял» в экипаж, но во время одного дубля он слегка промахнулся и бросил меня не в карету, а об неё. Я ударилась об угол кареты и неожиданно для себя самой ругнулась из-за резкой боли в боку: «Так и до выкидыша недалеко», - мелькнула мысль. Лёня увидел это и что-то сказал Лесю на ухо. После общения с режиссёром Сердюк боялся прикоснуться ко мне.

-Что же вы меня сразу не предупредили? А я, как дурак, изображаю тут справедливый гнев и толкаю, оказывается, беременную женщину!

Весть о моей беременности быстро распространилась среди членов киногруппы. Костюмеры заохали по поводу того, что надо было шить костюмы с учётом этого обстоятельства. Гримёр наотрез отказалась стричь волосы мне, как предполагалось по киносценарию перед казнью террористки:

-Беременным ни в коем случае нельзя стричь волосы! Плохая примета...

После каждого съёмочного дня я чувствовала себя обессиленной. Врач, наблюдавший меня, назначил исследование крови. Оказалось, что гемоглобин в моей крови резко упал до 85 единиц. Мне назначили препараты с железом, повышающие гемоглобин и специальную диету. Лёня достал для меня «чёрную икру» - невероятный дефицит. Теперь я ем творог, чернослив, курагу, гранаты, мёд, орехи, пью свежевыжатые соки...

После того, как в Киеве отсняли эпизоды в музее «Косой Капонир» (кстати, я снималась в камере, где сидел когда-то брат Ленина-Александр Ульянов) мы выехали в Русов. Моими партнёрами в эпизоде встречи террористки со своими бывшими соратниками по подпольной борьбе были Саша Игнатуша и Нина Ильина.

С Ниной Ильиной, председателем Гильдии киноактёров Украины, у меня были натянутые отношения. Я удивлялась, почему она относится ко мне холодно, не приглашает для участия в концертах и мероприятиях в Доме Кино, ведь я являюсь членом Гильдии, обладаю вокальными данными, у меня есть свой репертуар и красивые концертные костюмы, я могла бы достойно представлять Гильдию киноактёров Украины ... Наши украинские киноактрисы поговаривали между собой, что Ильина недолюбливает жён кинорежиссёров…

Мне хотелось поближе познакомиться с Ниной во время съёмок картины «Подарок на именины», «растопить лёд» отношений. Но не тут то было! Не смотря ни на что, Нина не шла на контакт, старалась избегать общения, постоянно читала что-то в перерывах между съёмками. В конечном итоге она за что-то обиделась на киногруппу. Вроде бы ей заплатили за съёмки не так, как ей хотелось (она хотела провести оплату через Гильдию киноактёров). В подробности я не вникала... Жаль, что мне так и не удалось поговорить с Ниной по-человечески…

В Каменец-Подольске к нам присоединились Наташа Туркия и Андрей Дементьев, родители Миши, исполнителя главной роли.

Наташа и Андрей были искренне рады за нас с Лёней, за моё новое «положение». На годовщину нашей супружеской жизни с Осыкой 17 октября, я была осыпана с самого утра розами и хризантемами. Цветы как дождь высыпались на нашу кровать в гостиничном номере «Смотрич». Это было так чудесно и романтично!! Спасибо, Лёня!

В этот же день на съёмки к нам приехал мой отец. Накануне мы отправили ему телеграмму с вызовом на киносъёмки без особой надежды, что он приедет. Но он неожиданно быстро приехал, привёз нам в подарок пылесос. Отец обрадовался нашей «новости». Я с отцом долго гуляла по городу, и мы разговаривали о жизни... Я очень люблю общаться с папой «один на один, с глазу на глаз». В такие моменты раскрывается его душа, проявляется его сокровенная суть, и я наслаждаюсь чистотой его помыслов, врождённой мудростью, искренностью и добротой. Мне с ним хорошо, тепло! Я обожаю своего отца и восхищаюсь им! Я откровенничала с отцом:

-Мне очень жаль, что творчество Лёни связано с советским производством, порой недостаточно профессиональным и технически далёким от совершенства. Леонид труженик, но чтобы добиться результата в таких условиях, он весь «на нервах», переживает из-за бестолковщины и лени киноработников. Ему катастрофически не хватает времени для отдыха, а ведь у него уже было два микроинсульта! Он очень чистый, честный, мужественный человек и одинокий художник. Его порой окружают завистливые, недоброжелательные люди (« мясорубка» борьбы «за место под солнцем»), и негативность усиливается всякий раз, когда Лёне сопутствует удача и успех. Наша жизнь изменится с появлением ребёнка. Сколько моего времени и внимания заберёт ребёнок! Как это отразится на творчестве Лёни?

-А может ребёнок придаст ему энергии и сил! Ты об этом не подумала? Судьба может ещё преподнести много разных сюрпризов! Это жизнь, дочка! Я думаю, что мы родились на земле вовсе не для отдыха и наслаждений! Люди постоянно что-то должны преодолевать, им постоянно посылаются испытания!

Такие уж «условия игры» уготовлены нам здесь, на земле! И в этом есть какой-то непостижимый для нас смысл! Мы с мамой давно ждём внуков от вас! Представляешь, родится человек, похожий на тебя или Лёню! Он будет талантливый, умный, радостный, добрый! Он может стать актёром или кинорежиссёром и продолжит вашу творческую династию, а может быть он станет просто хорошим человеком и профессионалом в другой области? Кто знает? Тем-то и интересна жизнь, что ты не знаешь, что там, впереди, в будущем ожидает тебя!

Когда мы на следующий день приехали на место съёмок эпизода казни террористки, то оказалось, что ночью украли... виселицу. Остался, слава Богу, помост. Пришлось ждать полдня, пока сколотят и водрузят на место новую виселицу...

Во время съёмок эпизода казни, Брондуков, игравший роль палача, постоянно меня смешил. Террористка по роли восходит по ступенькам на эшафот... Ступенька, ещё ступенька, я не смотрю под ноги, я с гордо поднятой головой «восхожу» на помост. Слышу голос Брондукова:

-Осторожно, тут ещё одна ступенька есть!

Я поднимаю ногу, делая шаг «на ступеньку», а ступеньки нет, я «пробуксовую» ногой в воздухе...

-Стоп! Что там у вас? Что за танец ты там танцуешь, Света! - кричит Осыка в мегафон.

Брондуков хихикает... Моему отцу в этом фильме выпала роль помощника палача. В длинном кожаном фартуке, с кепкой на голове, отец подавал Брондукову верёвку, чтобы связать террористке руки.

-До чего ты довела отца! Ай-яй-яй! - комиковал всякий раз Бронислав.

Террористка по сценарию должна была быть повешена, и долго качаться в петле. Я ради искусства готова была « повисеть» в петле. Каскадёры уже надели на меня специальную « упряжь» и прикрепляли к ней висельную петлю. Но тут к Леониду Осыке подошли наши женщины из киногруппы, и ассистентка по реквизиту Ольга Скоморощенко сказала:

-Леонид Михайлович! Вам не страшно беременную жену подвешивать, вы не боитесь? Нам жутко на это смотреть! Есть ли острая необходимость в этом?

-Найдите женщину, которая согласится повисеть в петле вместо Светланы! Только срочно! Через полчаса съёмка! - нервно сказал кинорежиссёр Осыка.

Желающих поболтаться в петле среди женщин нашей киногруппы не оказалось, женской массовки не было заказано на этот эпизод... И вместо меня в «петлю полез» самый худенький каскадёр. Он наотрез отказался сбрить бороду и усы, пришлось накинуть ему на голову капюшон и снимать издалека...

Отец уехал домой довольный поездкой на съёмки, общением с нами, заработком в 76 рублей за четыре съёмочных дня (это была половина его заработка за месяц токарем на заводе). А наш путь лежал в Ужгород. У меня там был всего один съёмочный день, проход по двору тюрьмы. Этим проходом завершались мои съёмки в картине. Мы выехали в Ужгород на автобусе. Впереди, возле водителя, на штурманском месте сидел Брондуков и всю дорогу юморил. Когда мы вкусно поужинали в кафе «Беркут» на Яблуневском Перевале и начался долгий спуск с горы, довольно быстро стемнело. Мы очень долго ехали в кромешной темноте, и вскоре у нас возникло подозрение, что мы сбились с пути. Водитель упорно молчал. При очередном повороте на какую-то дорогу Брондуков воскликнул, как бы прочитав название населённого пункта на мелькнувшем дорожном знаке:

-О, Белая Церковь! Скоро Киев! Скоро Катькин борщ буду кушать!

Вся наша киногруппа, ехавшая автобусом в Ужгород, дружно рассмеялась...



декабрь 1990 год.

В своём «интересном положении» я воспринимаю всё как-то не остро. Во мне происходит процесс изменений моего физического тела. «Купидончик» Богдан-Машка крутится, я мысленно называю его «крученик». Складываются довольно сложные взаимоотношения с пищей, с одеждой... Не думается, не читается, не смотрится... В стране «чёрт знает» что творится. Голодовка студентов, диверсия на железной дороге, ужасные сводки МВД, воруют всё подряд, «делают деньги», свирепствуют «купоны», подорожание на разные виды товаров и продуктов... Дефицитные товары можно достать только у спекулянтов втридорога...

Я стараюсь отвлекаться от всего этого кошмара. Играю на фортепиано Шопена, Моцарта, Гайдна, разучиваю новые романсы, экспериментирую в приготовлении блюд по рецептам журнала «Работница». Лёня приносит мне со студийной библиотеки альбомы с репродукциями знаменитых художников, журналы «Советское фото». Смотрю на красивых малышей. Но всё же лучше моего «Святого семейства» Бронзино, которое стоит на фортепиано, ещё не нашла. Когда спрашивают Лёню:

-Кого хотите, мальчика или девочку?- продолжает шутить:

-Хочу двойню!

А мне почему-то попадаются при покупке в магазинах и на рынке яйца с двойным желтком, сросшиеся между собой «двойные» помидоры и сливы.

Скоро пойду на УЗИ, будут определять пол ребёнка. Кто там у меня? Богдан или Машенька? Волнительно...

Умер отец Лёни, Михаил Евдокимович, на следующий день после своего 81-летия... На похороны меня в моём «положении» не взяли. А он мне приснился в первую ночь после своей смерти: Вроде бы идёт дождь, похоронная процессия заносит гроб в какое-то помещение, чтобы он не намок, и мы с Лёней остаёмся возле гроба вдвоём. Михаил Евдокимович лежит в гробу какой-то скрюченный. Вдруг мы видим, что он оживает, начинает разговаривать с нами, и встаёт из гроба... Делает шаг, другой, стал ходить, потом пританцовывать и вдруг радостно закружился по комнате. Глаза его сияют от радости, и он говорит нам:

-Мне легко и радостно, как в детстве! Наконец-то я могу двигаться, я так долго лежал без движения! Какое счастье, что я умер!

Вдруг появилась женщина как бы из воздуха. Они радостно обнялись. Отец Лёни взял меня за руку, и я увидела отличие моей «живой» руки от его «мёртвой». В этот момент кто-то постучал в дверь... Михаил Евдокимович быстро лёг в гроб и скрючился...

Я проснулась в 4 утра и рассказала Лёне свой сон. Но что меня больше всего поразило, что никакого страха не было у меня, а только радость за отца Леонида. Он освободился из плена парализованного тела, в котором его душа пребывала последние 5 лет после инсульта...

Я стараюсь, как можно больше двигаться. Леонид берёт меня с собой в монтажную. Когда монтирует материал, то по-прежнему советуется со мной, «пропускает» через моё восприятие создание картины. Материал фильма, по-моему, замечательный. Блестяще играет в картине мальчик, хорош Брондуков, Сердюк, очень красивая и убедительная в своей роли матери мальчика актриса Валентина Ильяшенко. Лёня с огромным удовольствием работает над монтажом картины. Но у него ещё много досъёмок, он периодически уезжает из Киева с киногруппой.

Во время его отсутствия, я придумываю себе занятия. То пишу длинные письма своей подруге Алле, с которой мы когда-то жили на съёмной квартире. Она вышла замуж за своего поэта Бориса Марковского и вскоре они уехали на постоянное место жительства в Германию, в город Бремен.

То вдруг мне захотелось разыскать свою давнюю подругу Наташу Липкань. Мы подружились с ней в первые годы моего пребывания в Киеве, когда мы вместе занимались в студии пантомимы при «Точэлектроприбор». Я училась тогда в музыкальном училище, а Наташа в институте Геологии. Она была романтиком! Её мечтой было, чтобы все хорошие люди собрались у огромного костра и лица обратили в звёздное небо, во Вселенную, а Творец увидит тысячи сияющих радостных глаз и помилует Землю, уничтожит Демона, который паутиной ненависти, агрессии и страха опутал Человечество! Мы с Наташей говорили на разные духовные темы. Я радовалась, что встретила подобную себе душу, мне казалось, что мы притянулись друг к другу, как магниты... Мы переписывались с ней, и у нас был свой «почтовый ящик» возле Укрконцерта в щели старинного дома. Ей и мне по-дороге на занятия было удобно пользоваться нашим тайным «почтовым ящиком» - щелью. Я до сих пор храню ёлочную игрушку, подаренную мне Наташей на Новый год, и в моей памяти навсегда останутся её искренние слова: « - Ты гений, Светка!» после премьеры спектакля «Возмездие» в студии пантомимы, где я сыграла главную роль Катерины... У меня был номер телефона родителей Наташи, и я позвонила.

-Наташа в Киеве, - сказала её мама.

Я созвонилась с ней и помчалась в гости...

Наташка всё такая же! Конопушки на носу! У неё сыночек Алёшка, муж талантливый инженер. Они долго жили за границей, скоро опять уезжают в Англию, в Лондон.

-Я вспоминаю о тебе часто, - говорит Наташка, - только координат твоих не было. Молодец, что объявилась!

Мы долго говорили, вспоминали, я рассказывала о съёмках, о Лёне, она мне о заграничной жизни, о том, что не работает, а просто воспитывает сына, скучает по горам и лесам, по кострам с песнями под гитару, по палаткам и комарам...

-Дети меняют жизнь в корне. Я, конечно, люблю ребёнка и мужа, но я не живу своей жизнью, вся жизнь моя посвящена им, любимым...

Наташка подарила мне толстенную книжку Спока «Ваш ребёнок» и мы попрощались.

Довольно часто в этот период моей жизни «в интересном положении» мы встречаемся с моей подружкой Ирочкой Стежкой. Я любуюсь её прелестным сыночком Иваном, мы подолгу разговариваем с ней и иногда Ира читает мне стихи собственного сочинения, которые искренне восхищают меня:

- Зажёгся свет и сердце вслед

Летит и устали не знает.

И звёзд ответ: - Не будет бед!

Уже светает...

Ирочка нежный человек, способная глубоко и искренне любить. Она живёт по зову своего сердца, она романтична и эмоциональна, и обладает внутренним светом. В стихах её собственного сочинения в полную силу проявляется её сокровенное, восхитительное восприятие Жизни:

Я знаю, наступит утро!

Будет светло и тепло!

И сердце моё избитое

Уже не болит... Прошло...

Прошло! И не надо всхлипов,

Прошло... и не надо грёз.

Как будто ветер осенний

Одежду сорвал с берёз.

Со мною Сергей Есенин

И Моцарта глубина,

И Пушкин-любимый гений

Листвою кружат у крыльца.

Я выйду, душа нараспашку,

Галактик сонм в рукавах,

Палитра Божественных красок

Лежит у меня на руках!

И утро того просветления

Вселенным я всем раздарю,

Поскольку отныне, Всевышний,

С Тобою я их творю!

Вот такие стихи пишет моя любимая подружка. Душа её настроена на «музыку высших сфер». Мне верится, что Ира настоящий поэт и когда-нибудь будет издан сборник её стихов.

В следующий раз, когда Лёня уехал на досъёмки в Багачку под Полтавой, я встретилась со своим соучениками по эстрадно-цирковому училищу Сергеем Файфурой и временно жившими в его квартире Аллой и Игорем Срибными. С Серёжкой мы дружили с первых месяцев учёбы в училище. Мы с ним были «трудоголиками» по предмету «мастерство актёра». К нам «примкнул» Гена Ткаченко, и мы втроём играли отрывки из различных пьес, киносценариев, прозы, поэзии. Идей хватало, фантазии тоже... Репетировали мы в общежитии, покупали тортик «Барвинок» или «Фестивальный», пили чай и репетировали в своё удовольствие. Мальчишки «тайно» друг от друга были влюблены в меня, но я их воспринимала только как друзей, как замечательных партнёров по сцене.

Вскоре я встретила Лёню и вышла замуж, а ребята уехали в Ленинград. Сергей поступил в институт на режиссуру и мы несколько лет не виделись, пока он сам не нашёл меня, когда вернулся в Киев с женой Ирочкой. Они жили недалеко от Бессарабки. Сергей работал клоуном-мимом в группе «Мимикричи» под руководством всё того же Крюкова, в студию пантомимы которого я ходила до поступления в эстрадно-цирковое училище. Сергей постоянно гастролировал по заграницам, хорошо зарабатывал... Он имеет от природы дар смешить людей. Вечно что-то выдумывает, не ленится что-то соорудить из подручных средств только ради того, чтобы рассмешить человека. А ещё он придумывает смешные куплеты, которые сам сочиняет на основе анекдотов и с блеском исполняет их, аккомпонируя себе на крошечной гармошечке:

Один хлопчина запитав у генерала:

-За що папаху, дядьку, любите так ви?

-За те, що гарний, понімаеш, тут каракуль,

По-друге, здалеку похоже на мозги!

Дивлюся - дама, а в зубах її цигарка,

Кажу: - Мадам, ви просто єврокочегарка!

Відкрила ротик, а той ротик як галоша:

-Я методічно убіваю в себе лошадь!

Звичайний врач свого колегу дуже просить:

-Лікуй скоріш мене, бо так болить в боку!

-Але і сам себе ти можеш лікувати!

-Ні, брате, сам я дуже дорого беру!

Славный, талантливый человек мой друг Серёжка Файфура! Его жена Ирочка у него настоящая красавица и хорошая хозяйка. Сергей рассказывал, что они познакомились в поликлинике:

-Я сначала увидел её сзади, мне понравилась тёплая, пушистая юбка белого цвета. Мне так захотелось вдруг прижаться к этой мягкой «попе», а я поднимался по лестнице за Ирочкой. Я решил познакомиться с обладательницей этого богатства, обогнал её и ...обалдел от красоты этой девушки спереди. Это была она, моя судьба!

Ирочка тоже ждала ребёнка и как выяснилось, наши с ней сроки родов совпадали.

-Будем рожать вместе! В компании веселей! - говорила мне Ира.

У них в гостях уже около месяца жили наши соученики, «Ромео и Джульетта» нашего курса Алла и Игорь, лёгкая, весёлая, радостная пара! У них уже был ребёнок Никита. Они «таскали» его за собой с самого его рождения и он не был им помехой в творческой реализации. Алла учила нас с Ирой премудростям первого года жизни ребёнка, а Серёжка развлекал нас своими анекдотами - куплетами и игрой на гармошке. В их компании царила радостная атмосфера и поэтому все мои горести и опасения отходили далеко на задний план...

январь 1991 год

Посмотреть меня на УЗИ договорилась младшая сестра Лёни Надя. С нами поехала и Нина Михайловна. После просмотра врач пригласил почему-то Лёню, Нину и Надю на «беседу» к себе в кабинет, а я осталась в коридоре. После «беседы» они вышли с какими-то странными лицами, деланно улыбались, сказали, что через неделю меня вновь посмотрят на УЗИ. Я заволновалась, но на все вопросы к мужу:

-В чём дело? Что сказал врач?

Лёня отвечал:

-Всё хорошо! У нас всё будет хорошо!

Ровно через неделю меня смотрел другой врач, теперь уже профессор, в другой поликлинике. После осмотра меня, врач радостно воскликнул:

-Ну что за ерунду сказал вам врач УЗИ, вот уж специалист, так специалист! Какая такая « огромная гематома» на голове у плода? Небось, принял голову второго ребёнка за «гематому»? Тут близнецы, хорошие, крепкие пацаны! Наверное, покоя маме не дают? Крутятся постоянно? Это они друг друга задевают и бултыхаются! Весело им там, не скучно! Поздравляю вас, мамаша, у вас всё в порядке!

Я вышла в коридор, где меня ждали муж с сёстрами. Они с напряжёнными лицами поднялись навстречу.

-У нас близнецы, мальчики! Здоровые! Всё хорошо!

Лёня бросился ко мне, обнял, его тело стало слегка вибрировать «мелкой дрожью»:

-Надо же! Близнецы! Не один, а сразу два сына!

-Ну, Осыка, интуиция тебя не обманула, недаром ты всем говорил:- «Хочу двойню!» Вот и договорился!- сказала я, но мне стало тоже как-то не по себе, появилась нервная дрожь во всём теле, видно передалось от Лёни. Шутка ли, сразу два ребёнка, а не один, как мы планировали и думали!

Это известие, честно говоря, слегка шокировало всех нас! Мы стали возбуждённо обсуждать эту новость! Были ли близнецы в роду? Я вспомнила, что сёстры моей бабушки Василисы близнецы!

-Лёня, видишь, ты такой талантливый, что одного ребёнка мало, чтобы передать талант по-наследству, понадобилось целых два! - польстила я своему мужу.

Приехав домой, я бросила взгляд на фортепиано, где стояла репродукция моего любимого «Святого семейства» и до меня дошло:

-Ведь на картине изображены близнецы! Как я раньше этого не осознавала? Два братика! Похожи друг на друга, «как две капли воды»! Настоящие близнецы! Ну, надо же! Я интуитивно выбрала и полюбила именно эту картину!

И вспомнила сон, который несколько раз снился мне: Вроде бы я стою на высокой скале, а за спиной у меня два крыла. Но крылья эти необычные, они как будто живые. Каждое крыло-это отдельное сияющее существо. Я взлетаю вверх, крылья несут меня над землёй к облакам, мне легко лететь, мои крылья бережно и с любовью поддерживают меня! Вот такой сон...

«Наверное, крылья, это мои сыночки, с которыми мы будем очень дружно и красиво жить!» - подумала я и огромная любовь и нежность появилась у меня к моим ещё не рождённым, но таким уже любимым и дорогим мальчикам. Богом данных! А как же я назову второго? Будем с Лёней думать и выбирать второе имя.

Муж предложил назвать второго в честь Олексы Довбуша-Олексою. Я знала, что он мечтает снять картину про этого национального украинского героя, поэтому с радостью согласилась.

Лёня договорился с Сашей Королёвым, тот в свою очередь со знакомыми врачами в роддоме на улице Тверской, что рожать я буду под их присмотром. Плановый осмотр в женской консультации на Березняках удивил моего молодого врача-гинеколога тем, что на УЗИ у меня определили близнецов. Он ещё до УЗИ уверенно сказал мне, что у меня один ребёнок, но очень «крупный»:

-У вас, наверное, крупный муж? - спросил он у меня.

-Да, он у меня «крупный» кинорежиссёр,- ответила я тогда.

Анализ моей крови показал катастрофически низкий гемоглобин, было принято решение делать мне уколы с содержанием «железа», а если это не поможет, то придётся делать переливание крови! Опасность для жизни плода и для меня самой! Этот врач здорово напугал меня!

Саша Королёв успокоил меня:

-Этот врач-тот ещё врач, если он не определил биение двух сердечек. Ешь печень, пей гранатовый сок и всё будет хорошо! Уколы «железом» тоже не помешают! Главное-спокойствие!

В Киев приехал давний друг моего мужа Януш Газда, польский кинокритик. Нас пригласила Яна Грись, работница киностудии, тоже полька по национальности, к себе в гости на встречу с Янушем. К ним были приглашены ещё Лариса Кадочникова с мужем и журналист Борщов. Мужа Яны звали Богданом, и маленький внучек тоже был назван в честь деда. Этот чудесный, красивый малыш четырёх лет от роду не отходил от меня в течение всего вечера. Я играла с ним, лепила из хлеба человечков, делала из салфеток самолётики, рассказывала на ходу выдуманные истории-сказки. Прощался он со мной трогательно и нежно. А на следующий день вдруг позвонила Яна со странной просьбой:

-Богданчик рвётся к тёте Свете, не спал полночи, хочет увидеть её! Можно мы привезём его к вам, а то он плачет, я не могу его успокоить! Подай ему тётю Свету, и всё тут, хоть тресни!

Богданчика привезли к нашему дому, я вышла на балкон, а этот четырёхлетний мальчик, находясь на руках у Яны, стал кричать мне снизу вверх:

-Я тебя люблю!

Яна побоялась его завести к нам в квартиру, боялась, что не сможет потом «оторвать от меня». Когда его несли в машину, чтобы ехать домой, он всё повторял и повторял:

-Я люблю тебя!

Надо же! Балкон! «Люблю»! Маленький Ромео!!!





Читати коментарі (0)
Рейтинг Оцінили Переглянули
1 Василь Усатенко. 51
( написати коментар )