На першу сторінку
 
РеєстраціяЗайтиВідновити доступ
ЛітКлуб лого
всі твори проза поезія інше рецензії форум автор

Зеркало для Стрелка. Пролог. Глава 1

Михаил Поджарский, 09.08.2017 року



НЕГОСУДАРСТВЕННЫЕ ВОЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ

Негосударственные военные формирования (НВФ) – структуры, участвующие в решении оборонных и правоохранительных задач, в состав которых входят лица, официально не состоящие на военной службе.

В локальных войнах первой четверти XXI века высокую эффективность показали добровольческие военные формирования. Отличаясь высокой мотивацией, лишённые груза бюрократии, они оказались способными решать сложные боевые задачи. Созданные в результате самоорганизации гражданского общества, они быстро утвердились как структуры, параллельные официальным армиям.

При отсутствии глобальной военной угрозы, в условиях нарастающих экономических проблем многие страны были вынуждены сократить оборонные бюджеты и перейти к небольшим профессиональным армиям. Однако рост межэтнической напряжённости и террористических угроз вызвали озабоченность населения вопросами безопасности, которая породила движения по созданию НВФ даже там, где упомянутых локальных войн не было, но, благодаря сокращению армий, возник избыток военных специалистов.

Существуя за счёт волонтёрской помощи, НВФ изначально пользовались значительной свободой в выборе источников финансирования. Это привело к их стремительной коммерциализации. На базе добровольческих формирований стали создаваться частные компании, оказывающие услуги силового характера. Используя мощное парламентское лобби, они перетянули на себя значительную часть оборонных бюджетов. В итоге государствам стало выгоднее платить частным компаниям, чем самим содержать армии. В конце 30-х годов это привело к новой волне сокращения вооружённых сил.

В 40-х годах военное дело в развитых странах большей частью перешло в руки коммерческих структур. Рынок окончательно структурировался. Основные его сегменты: разведка и контрразведка, наземные боевые операции – находятся под контролем крупных военных компаний. Отдельный сегмент заняли узкоспециализированные фирмы: диверсионные, снайперские, хакерские.

В полном соответствии с законами экономики, едва сформировавшись, рынок военных услуг стал сам создавать себе спрос. Помимо государственных заказов на нём появились и другие, о которых широкая общественность ничего не знает. По оценкам экспертов в настоящее время рынок состоит из двух частей: видимой и того, что называют подводной частью айсберга. Первую часть контролируют легальные структуры, вторую − Военные Гильдии.

В Гильдии объединились те квалифицированные специалисты, которые участию в коммерческих структурах, предпочли самостоятельную деятельность. Число Гильдий доподлинно неизвестно. Они тщательно избегают огласки. Их членам запрещено даже подтверждать сам факт их существования. Временами появляются отрывочные данные о Гильдии Разведчиков, Гильдии Командос («Гильдия Шварценеггера»), Гильдии Пилотов, Гильдии Экстрасенсов, Гильдии Военных Консультантов.

По имеющимся данным самая влиятельная из них − Гильдия Стрелков, в которую входят снайперы.

Википедия, 2048 г.

ПРОЛОГ

Венгрия, Кишкунхалаш, 19 июня 2026 г.

− Снайпер, доложите обстановку!

− Помещение полуподвального типа, на окнах наружные решётки, окна занавешены, свет погашен, на входе металлическая дверь. Я на чердаке дома напротив. Доклад окончил, – отчитался Эрик Ружинский. Он организовал свою огневую позицию на чердаке старого пятиэтажного дома через дорогу от захваченного бандитами ночного клуба.

− Внимание всем! Довожу боевую обстановку, − голос взводного в наушниках был хриплым после бессонной ночи. – Во-первых, это не учения, это боевая операция. Во-вторых, в этом ночном клубе три уголовника удерживают пятьдесят заложников. В-третьих, самое плохое − большинство заложников дети. У них тут выпускной. Наша задача – удерживать оперативное пространство до прибытия местного спецназа. Вопросы?

− Я пятый. Чего они хотят?

− Чтобы местные полицаи выпустили их кореша из обезьянника. Они сами не отсюда. Ехали куда-то в Австрию, один по пьяне подрался с местными. Его и повязали. Эти трое то ли пьяные, то ли обкуренные.

− Взводный, какого хрена мы тут делаем? Мы ж натовское подразделение, местные разборки – не наша тема.

− В этом городишке всего пятнадцать полицейских, и самое страшное преступление, когда чья-нибудь собака нагадит соседу под дверь. Ближайший спецназ летит сюда из Будапешта и будет минут через тридцать. Они прилетают – мы ушиваемся домой баиньки. Сейчас кроме нас в радиусе ста километров больше никого нет. Ещё вопросы?

− Я восьмой. А если реально воевать придётся, то чем будем? Мы же весь боезапас ночью выстреляли. У меня пусто.

− Ещё раз объясняю. Мы только удерживаем оперативное пространство и ни во что не вмешиваемся. Если обстановка обострится – тогда будем действовать по обстоятельствам.

− Может, наших позвать? Они ближе.

− Я спрашивал. Не разрешают. Начальники в Брюсселе не хотят в это дело влезать. Всё! Отставить разговоры! Всем быть на связи!

Они, взвод отдельного батальона специального назначения, возвращаясь с трёхдневных учений, проезжали мимо этого городка. Поступил приказ срочно выдвинуться на помощь местной полиции. Ребята злые – здорово устали. К тому же, боекомплекта действительно не было. У Эрика осталось всего три патрона. У остальных столько или совсем ничего. Прошлой ночью они хорошо выложились. Если, не дай бог, надо будет действовать, то придётся голыми руками.

Полицейские, которые прятались за машинами метрах в десяти от захваченного ночного клуба, плохо представляли, что им делать. Они перегородили машинами улицу с двух сторон, но зевак с неё убрать не догадались. В подъездах и за углом дома, в подвале которого был клуб, было много гражданских. Журналисты со своей аппаратурой вертелись почти у самих его окон.

Полицейский стал что-то орать в мегафон. Эрик не понимал, что он там орёт, но приказной тон был явно неуместен. Бандитам сейчас нельзя приказывать, их надо уговаривать.

Вдруг на одном из окон клуба отдёрнулась занавеска, на подоконник взобралась девушка, открыла малюсенькую форточку и стала в неё что-то кричать, высоко задирая голову. Она была сильно напугана, причёска растрёпана, тушь с ресниц растеклась по лицу. Ей дали договорить и силой сдёрнули с подоконника.

Полицейские полминуты посовещались, затем тот, с мегафоном, что-то коротко ответил. Через форточку донеслась раздражённая тирада, очевидно, кого-то из бандитов.

В наушнике раздалось:

− Обстановка обостряется, готовимся к штурму! – взводный оценил ситуацию и принял решение. – Первое отделение, занять позицию за углом здания. Командир, цепляешь трос к «бычку» и ждёшь с ним в руках. Как дам команду, бежишь к окну подвала и цепляешь трос за решётку. Надо вырвать её из стены. Решётка вылетает, первое отделение входит в подвал через окно и открывает входную дверь. Второе отделение входит через дверь. Третье отделение, вы держите улицу. Как поняли?

Не успели командиры отделений ответить, как в подвале раздался выстрел, за ним визг и крики. Эрик снял винтовку с предохранителя, дослал патрон, изготовился к стрельбе. Всё, что происходило потом, он видел, как в замедленном кино.

В подъезде рядом с подвалом появились бойцы из второго отделения. За углом сгруппировалось первое отделение, прогнав пинками гражданских. Впереди был их командир, здоровенный украинец, с крюком буксировочного троса в руках. Ему предстояло пробежать метров пятнадцать и закрепить этот крюк на оконной решётке. В отдалении заурчал двигатель «бычка» − лёгкого бронетранспортёра.

Вдруг дверь приоткрылась, и на улицу выбросили что-то похожее на большую куклу, и дверь быстро захлопнулась. На улице наступила мёртвая тишина. На мостовой лежал труп паренька. Из отверстия в пробитой голове свисал мозг. Под ней быстро расплывалось тёмное пятно. В тишине раздался дикий женский крик.

− Взводный, я готов! – командир первого отделения стоял в позе высокого старта, его ноздри раздувались.

− Вперёд!.. Отставить!

Человек пять полицейских ринулись выносить труп и перегородили улицу. К окну с решёткой было не подступиться. Бандиты решили, что начался штурм. В подвале раздался ещё один выстрел, и вслед за ним крики. Полицейские отбежали назад.

Секунд через пятнадцать дверь снова приоткрылась. Эрик взял в прицел её край на уровне человеческого роста. Бандит опять выбросил труп. На мгновение его голова показалась из-за двери. Эрик просчитал её перемещение и, не дожидаясь команды взводного, выстрелил в стену рядом. Пуля, срикошетив от бетона, попала точно в цель. Через секунду бандит вывалился наружу, заклинив собой дверь.

− Отставить трос! Дверь открыта! Все вперёд!!! – ревел в наушниках голос взводного.

Штурм продолжался секунд пятнадцать. Ребята из первого отделения, добежав до ближайшего окна, сквозь прутья решётки прикладами разбили стекло и бросили внутрь светошумовые гранаты − остались же у кого-то! Вспышки, хлопки, из подвала повалил дым. Второе отделение, топча труп бандита, ворвалось внутрь. Бойцы выволокли на улицу двух оставшихся подонков и стали избивать их ногами и прикладами. Команд взводного никто не слушал. Ему пришлось кулаками приводить бойцов в чувство. Было поздно – то, что осталось от бандитов, напоминало две кучи тряпья.

Из подвала, кашляя от дыма, выходили бывшие заложники. На мостовой над трупом юноши, обхватив голову руками и раскачиваясь, рыдала пожилая женщина. Суетились журналисты. Издалека приближался шум вертолётных двигателей.

ЧАСТЬ І

ГЛАВА 1

Эрик

Сегодня экспедиционный отряд Международной лунной станции вышел к месту посадки космического корабля «Апполон-11» в юго-западном районе Моря Спокойствия. Рядом с отлично сохранившимся посадочным модулем и местом, где до сих пор хорошо видны следы Нила Армстронга и Эдвина Олдрина, они развернули и установили двадцатиметровый обелиск, где на сорока языках Земли написана историческая фраза Армстронга: «Это один маленький шаг для человека, но гигантский скачок для всего человечества».

Гугл Ньюс, 29 мая 2056 г.

− Пора просыпаться! Пора просыпаться! – рвался в сон голос.

Эрик сопротивлялся этому вторжению, стараясь задержать восхитительное видение. Ему снилась Амира. Они вдвоём летели в его вертолёте в какое-то прекрасное место. Она прижималась к его плечу. Он ощущал блаженство, как вчера, когда она была рядом наяву.

− Пора просыпаться! Пора просыпаться! – не унимался дом. Видение растаяло, и Эрик открыл глаза.

− С добрым утром, дорогой Эрик! − отреагировал дом. – Сегодня двадцать девятое мая две тысячи пятьдесят шестого года, понедельник, восемь часов утра. Во Вроцлаве прохладно − двадцать три градуса. Курс юаня к евро один к пятнадцати, к иранскому риалу − один к трём, к североамериканскому доллару – один к ста двенадцати. Не хотите ли ознакомиться с последними новостями?

− Спасибо, нет! – фыркнул Эрик.

На подоконнике сидела белка и разглядывала Эрика, нетерпеливо подёргивая пушистым медно-красным хвостом.

− Привет, рыжая! Заждалась? − Эрик сбегал на кухню, принёс оттуда пакетик с орешками и высыпал три штуки на подоконник. Белка осторожно подошла, взяла орешек, отпрыгнула назад и начала есть, держа его в лапках.

Они подружились недавно. Как-то раз белка заметила орешки, забытые Эриком на подоконнике, и запрыгнула на него с ветки клёна, росшего под окном. После того случая она стала наведываться регулярно, каждый раз получая угощение.

Белка, наверное, почувствовала радостное состояние Эрика. Ещё вчера, схватив орешек, она убегала к себе на дерево. Сегодня же не торопилась уходить, ела здесь. Когда последний орешек был съеден, Эрик положил ещё один на ладонь и осторожно поднёс её к подоконнику. Белка сначала отбежала, но затем, подумав, нерешительно подошла, принюхалась, встала на задние лапки и, опершись передними о ладонь, взяла угощение. Нежное прикосновение тёплого тельца снова напомнило Эрику об Амире. Та тоже касалась его едва ощутимо, будто лёгкий ветерок. Белка взяла орешек в зубы и стремглав бросилась на ветку клёна, взлетела вверх по стволу и скрылась в густой кроне.

Этот стремительный взлёт вернул Эрика к действительности. Он вспомнил, где познакомился с Амирой. Это случилось вчера на корпоративной вечеринке Гильдии Стрелков. Она была гетерой, которую пригласили развлекать гостей. Он же присутствовал там по необходимости – как член Гильдии обязан был посещать её собрания, которые обычно проходили под видом вечеринок.

Действительность состояла также и в том, что та часть его жизни, в которой он, полковник Эрик Ружинский, был Стрелком, тщательно скрывалась. Для непосвящённых он был обычным военным пенсионером.

− − −

− Вы нарушили режим, ели много сладкого, − сообщил туалетный анализатор. − Рекомендую увеличить физическую нагрузку на шестнадцать процентов.

На первом этаже своего дома Эрик оборудовал небольшой спортзал. Он не признавал новомодные киберстимуляторы мышц − костюмы, двадцатиминутное ношение которых давало эффект полуторачасовой физзарядки. Эрик предпочитал заниматься спортом по старинке − лично, не перепоручая своего тела искусственным биотокам.

Он установил среднюю скорость беговой дорожки, попросил дом включить танцевальную музыку и побежал, с удовольствием сжигая лишние калории. Бежать предстояло сорок минут. Было время поразмыслить.

Что, собственно, дал ему вчерашний вечер, кроме знакомства с Амирой? На таких мероприятиях развлечения были лишь приятным дополнением к деловым разговорам, в которых решались организационные вопросы Гильдии и, главное, Стрелки́ получали заказы. Чем в этом смысле закончилась вечеринка для Эрика? Ничем, полным нулём. Никто и не пытался говорить с ним о деле. Ну что ж… Бизнес есть бизнес. Бывают и простои.

Эрик выключил тренажёр, надел датчики физиотестера и выполнил положенные тестовые упражнения.

− Ваш физиологический возраст двадцать шесть лет, − прозвучал вердикт.

«Весьма недурно в мои-то пятьдесят два!» − отметил Эрик.

Перед тем как сесть завтракать, Эрик связался с вертолётом и дал ему команду на прогрев систем. Он собирался слетать в Париж, купить Амире подарок. Ночь они провели у него, а под утро на белом «Фольксваген-Тайфуне» за ней заехал её водитель Надим. Эрик очень не хотел её отпускать, но она пообещала к вечеру вернуться.

В его «Опель-Фрегате» было много интересных устройств, которым позавидовал бы владелец обычного вертолёта. Была там система кругового наблюдения, которую Эрик дополнил «электронным носом». За завтраком он обычно просматривал её записи. Включил просмотр и сегодня.

2056:05:29;01:07:57. Начало записи. Они с Амирой уходят со стоянки. Запах алкоголя, его собственный запах и сложный женский запах.

2056:05:29;02:24:32. Мимо стоянки проходит пожилой мужчина с собакой. Интересное время для выгула домашнего любимца… Лёгкий запах ацетона… Понятно – у мужчины диабет, от него и бессонница.

2056:05:29;02:56:18. Мимо вертолёта бежит кошка.

2056:05:29;04:34:41. Появляется садовник и начинает возиться в вазоне рядом со стоянкой. Запах алкоголя и сильный запах аммиачной селитры. Наверное, удобрение в почву вносит.

2056:05:29;05:47:07. Весело помахивая сумочкой, проходит девушка. Живёт через дом от Эрика. Зовут, кажется, Агнежка. Индикатор «электронного носа» расцветает надписями: парфюмерии на целый магазин хватит, алкоголь, немного кокаина, запахи её самой и мужчины, нет, двух мужчин.

Вроде бы ничего необычного…

Эрик сварил кофе и налил его в маленький серебряный стаканчик. Он купил его у туарегов в Судане и пользовался только под настроение. Сейчас настроение было именно то.

Стоп! Почему удобрять цветы надо в полпятого утра? И садовник незнакомый. Обычно за цветами ухаживал пожилой вьетнамец.

Эрик вернул запись садовника. Слишком высокий для вьетнамца. Стоит спиной к камере. Лица не видно – на голове капюшон куртки, на руках перчатки. Эрик увеличил изображение и просмотрел запись в замедленном темпе. Вот садовник что-то взял из своей тележки и переложил в вазон. Тележка поднялась на рессорах сантиметра на полтора. Если это удобрение, то его там не меньше килограмма. Зачем цветочкам столько?

Эрик поискал в Глобалнете, и в Массачусетском технологическом нашёл мощный онлайновый анализатор запахов. Он переслал туда запах садовника и оплатил детальный анализ.

Не успел Эрик допить кофе, как пришёл ответ, от которого радостное настроение сразу улетучилось. Из результатов анализа следовало, что садовник − европеец, возможно, блондин, возраст до тридцати лет, находится в состоянии лёгкого алкогольного опьянения, имеет очень высокий уровень тестостерона в крови.

Если это не садовник, то селитра ему нужна не для того, чтобы цветочки удобрять! Взяв швейцарский нож, Эрик, поспешил на свою стоянку, которая была в сотне метрах от дома. От соседних её отделяли бетонные вазоны, в которых росли цветы. На бортике того, где работал садовник, стоял какой-то прибор. Осторожно пойдя, Эрик увидел, что это обычный регулятор комнатного освещения с таймером. От него тянулся тонкий провод куда-то в цветочную гущу.

Эрик выдвинул из ножа кусачки и стал осторожно срезать листья по обе стороны провода. Вскоре обнаружилось, что провод входит в бумажный свёрток. Таки бомба...

Эрик убедился, что вокруг никого нет, лёг на землю рядом с вазоном, поднял руку с ножом и осторожно перекусил провод. Затем быстро перевернулся лицом вниз и накрыл руками голову. От взрывной волны его бы защитила бетонная конструкция вазона, направив её вверх.

Ничего не произошло. Эрик добросовестно пролежал с минуту. Похоже, «секрета» в бомбе нет. Можно посмотреть, что там за «удобрение».

Пакет был наполнен смесью аммиачной селитры и алюминиевой пудры. Вместо детонатора – обычная петарда, в которую входил провод. Взрыв такой бомбы выглядел бы делом рук взрывника-любителя. «Садовник» собрал бомбу из материалов, которые продаются в любом хозяйственном магазине. Но сделал это грамотно – знает взрывное дело. В одном просчитался – на индикаторе таймера был ноль, он не установил время взрыва. Да и сам прибор был на видном месте, хотя логично было бы его спрятать.

Взрыватель был установлен не на время. Он должен был сработать от чего-то другого. Эрик посмотрел на свой вертолёт через камеру коммуникатора. В инфракрасном свете на дверце был хорошо виден какой-то отблеск. Осмотр окрестностей выявил последний элемент «адской машины» − дистанционный пульт того самого регулятора освещения под мусорной урной неподалёку. Он лежал так, чтобы регулятор-взрыватель «видел» его сигнал, отражённый от дверцы вертолёта. Чтобы пульт всё время работал, к его кнопкам скотчем был плотно примотан камешек. Если бы Эрик открыл дверцу и прервал сигнал, то стал бы жертвой «немотивированного теракта, подготовленного террористом-одиночкой». Просто, дёшево и сердито. Очень сердито.

Эрик понял, что был на волосок от гибели. Во время своей операции по разминированию он лишь чудом не заслонил собой сигнал, поступавший на взрыватель.

– – –

Эрик поднял вертолёт в воздух и задал ему парижские координаты. Затем закрыл глаза и расслабился.

– Хотите ознакомиться с новостями? – спросил вертолёт.

– Не сейчас, – ответил Эрик. – Лучше включи музыку.

– Как всегда Девятую симфонию Бетховена?

– Нет, Седьмую. Мне надо подумать.

Кто? Кто он, высокий блондин, любитель удобрять цветочки взрывчаткой? Действительно ли террорист-одиночка, который работает наугад? Вряд ли – пульт взрывателя смотрел конкретно на машину Эрика.

Кто-то из Гильдии?

Устав Гильдии Стрелков Эрик видел только один раз при своём вступлении в неё. Это был лист настоящего вручную изготовленного пергамента, исписанный от руки красивым каллиграфическим почерком. Ни бумажных, ни электронных его копий не было. Устав − единственный документ, подтверждавший существование Гильдии.

Согласно Уставу, члены Гильдии Стрелков обязаны были доступными им способами участвовать в борьбе с международной организованной преступностью, терроризмом, крайними проявлениями национализма и фашизма. В этом они должны были содействовать правительственным организациям, а также юридическим и физическим лицам, преследующим упомянутые цели. Под «доступными способами» подразумевалось физическое уничтожение членов преступных и террористических группировок. За свою работу Стрелки́ имели право принимать вознаграждение, одну десятую часть которого они должны были перечислять на счета Гильдии.

Устав оговаривал некоторые запреты. Категорически запрещалось стрелять в детей и подростков, использовать усовершенствованное оружие, если это давало одному Стрелку в существенное преимущество перед другими. Каждый член Гильдии обязывался обеспечивать конфиденциальность её деятельности и своего участия в ней. Стрелок не имел права сам контактировать с заказчиком. Их отношения должны были происходить исключительно через посредника.

Нарушение Устава грозило Стрелку смертью. Вступив в Гильдию, он уже не мог её покинуть и до конца жизни был обязан соблюдать Устав, независимо от того продолжал он принимать заказы или нет.

Гильдию возглавлял человек, которого называли Председателем. С Эриком он разговаривал всего один раз, когда принимал в неё. Произвёл впечатление человека высокомерного и нелюдимого.

Основу Гильдии составляли тридцать семь Стрелков. Кроме них были посредники, на которых лежала вся организационная работа. Они обеспечивали Стрелков заказами, снабжали оружием, организовывали тренировки.

Ни с кем из имевших отношение к Гильдии, у Эрика конфликтов не было. Вряд ли «садовник» был оттуда.

Впрочем, вчера произошел незначительный инцидент…

Один из Стрелков попытался предъявить свои права на Амиру. Молодой немец, бывший спортсмен. Фамилия у него редкая, аристократическая – фон Эйзен. Он в Гильдии давно, но с Эриком никогда не разговаривал, похоже, избегал его. А вчера, держа в руках два бокала вина, подошёл к ним с Амирой и заявил, что эта дама с ним. Эрик был так поглощён Амирой, что просто от него отмахнулся.

А ведь он подходит! Высокий блондин. Пил вчера. И весьма озабочен…

– Не хотите ли ознакомиться с новостями? – прервал размышления Эрика вертолёт. – Возможно, кое-что вас заинтересует.

– Хорошо, включай, раз настаиваешь. Только пусть алегретто доиграет, – согласился Эрик.

Когда оркестр сделал паузу, вертолёт прервал музыку и включил новости. То, что Эрик услышал и увидел на экране, заставило его забыть обо всём:

− … жертва ситихантеров. Представитель полиции сообщил, что преступление произошло совсем недавно. Головы, как видите, нет. Чтобы установить личность жертвы понадобится какое-то время, – корреспондент стоял у белой машины с открытым верхом, за рулём которой сидел окровавленный труп мужчины без головы.

Это был тот самый «Фольксваген-Тайфун», в котором Надим увёз Амиру. За рулём было то, что осталось от Надима.

Читати коментарі (0)
Рейтинг Оцінили Переглянули
0 108
( написати коментар )