На першу сторінку
 
РеєстраціяЗайтиВідновити доступ
ЛітКлуб лого
всі твори проза поезія інше рецензії форум автор

Зеркало для Стрелка. Глава 12

Михаил Поджарский, 20.12.2017 року



ГЛАВА 12

Амира

Ветеран Конгресса, сенатор от штата Джорджия Саманта Клинтон, заявила в интервью «Нью-Йорк Таймс», что восстановление смертной казни ещё в шести штатах США не сможет сбить волну насилия, которая захлестнула страну после введения федерального закона о разрешении свободной продажи автоматического оружия.

Нью-Йорк Таймс, 3 июня 2056 г.

Амиру заперли в санузле. Из-за двери доносилась какая-то возня, шаги, негромкие разговоры.

Ждать пришлось с полчаса. Когда Людвиг её выпустил, она увидела, что помещение преобразилось. Разбитое стекло в окне было заменено. Стояли три раскладных кровати, одна из них – за ширмой, стол, три стула. Томас возился на походной кухне, рядом с которой высился вместительный холодильник.

Оглядев обстановку, Амира заметила:

− Не хватает двух предметов.

Оба охранника воззрились на неё, Томас даже отложил стряпню. Выдержав паузу, Амира пояснила:

− В доме, где есть женщина, обязательно должны быть два предмета: зеркало и шкаф с одеждой.

− А ванну с шампанским ты не хочешь? – съязвил Томас.

− Была бы весьма признательна, − мило улыбнулась Амира. – Но сначала меня нужно приодеть.

На ней до сих пор была одежда, которая дала Юдит фон Эйзен взамен испорченной в замковом рве.

− Перебьёшься, − буркнул Томас и вернулся к своему занятию.

Амира грациозно опустилась на стул, положила ногу на ногу и, потупив глазки, сказала:

− Думаю, господин Председатель очень расстроится, если я буду выглядеть, как огородное пугало.

Томас, не прекращая нарезать салат штурмовым ножом, искоса глянул на Людвига. Тот, подумав, сказал рассудительно:

− Зеркало мы закажем, закажем зеркало… А одежда… Мы же с тобой по магазинам ходить не будем, не будем по магазинам ходить. Ты же не глупая девонька, сама всё понимаешь, понимаешь сама.

− Людвиг, вы отстали от жизни лет на пятьдесят, − улыбнулась Амира. – Одеть красивую женщину можно, не выходя из дому.

− Вигги, она хочет купить одежду через Глобалнет, − бросил через плечо Томас.

− Вы совершенно правы, Томас, − подтвердила Амира. – Дайте мне ваш коммуникатор, и я всё куплю сама.

− Не выходя из дому. Вот оно как! − догадался Людвиг. И усмехнулся: – А ты хитрая, девонька, хитрая, Наверное, самое дорогое купишь. За наш-то счёт. За наш счёт.

− Ну зачем же за ваш?! – воскликнула Амира. − Я и сама могу заплатить. Я девушка обеспеченная. Вы только коммуникатор дайте.

− У нас нет коммуникаторов, − сказал Томас, поливая салат оливковым маслом.

− Как это нет? Как такое может быть? Коммуникаторы есть у всех! – Амира была искренне удивлена.

− Нам не положено, не положено нам, − пояснил Людвиг. – Мы ни с кем не общаемся, ни с кем. Только с господином Председателем.

− Без коммуникатора? – спросила Амира.

− По рации, − сказал Томас и показал Амире нож, которым только что резал зелень. На его рукоятке мигал крошечный зелёный огонёк.

− Тогда, может быть, мне поможет он? – осторожно предположила Амира.

Охранники переглянулись. Томас неохотно вытер нож и отправился с ним в санузел. Вскоре вернулся и, молча, принялся накрывать на стол.

− Сказал? – спросил Людвиг.

− Сказал, − в ответ буркнул Томас.

− А он что?

− Ничего. Садитесь за стол, обед готов.

Все без лишних разговоров сели за стол и принялись за еду. Хоть в меню были, главным образом, блюда быстрого приготовления, а посуда была пластиковой, обед удался.

Только перешли к десерту, прозвучал тонкий писк. Томас отставил чашку, выхватил из ножен на поясе свой нож и приложил рукоять к уху. Выслушав сказанное, спрятал нож и велел Амире:

− Иди, попудри носик.

− Я ещё не хочу, − сказала Амира тоном наивной дурочки.

− Зайдёшь – захочешь. Иди!

− Каждый раз, когда кто-то будет приходить, вы будете запирать меня в туалете? Это же смешно!

− Иди!

− Иди, девонька, иди, − ласково сказал Людвиг. Его зрачки метались из стороны в сторону. Амира сочла благоразумным подчиниться.

Когда она вернулась, то увидела напольное зеркало в полный рост и пустой платяной шкаф. Людвиг вручил ей коммуникатор. Поблагодарив, она, не говоря более ни слова, забралась с ногами на кровать за ширмой.

Коммуникатор оказался странным. Собственно в нём не было никаких функций коммуникатора – ни почтовых программ, ни выходов на социальные сети, ни даже банального телефона. Открыть можно было всего лишь один сайт – берлинской оптовой компании. Был там ещё незаблокированный платёжный терминал, с которого можно было оплатить покупки.

Амира вскочила с кровати. Бросив коммуникатор на стол, она потребовала:

− Дайте нормальный коммуникатор! Мне не нужны ваши подачки! Я привыкла сама за себя платить!

− А ты таки хитрая, девонька, хитрая, − ласково сказал Людвиг. – Тебе ведь не одежда нужна. Ты хочешь знак подать. Ведь так? Не думай, что мы глупые. Мы не глупые. Не глупые мы.

− Бери что дают, − отрезал Томас.

Амира взяла со стола коммуникатор и вернулась на свою кровать. До самого вечера она делала покупки. Каждый раз, когда она нажимала «Оплатить», появлялось сообщение «Оплачено». Ей был открыт неограниченный кредит.

− − −

Первая ночь Амиры в плену прошла спокойно. Она спала, не раздеваясь, на кровати за ширмой. Как провели ночь её охранники, она не интересовалась.

Когда утром Амира вышла из санузла, а полу в комнате высилась груда коробок и пакетов. Пока Томас готовил завтрак, она, не скупясь на восторги, занималась распаковкой, покупок. Людвиг, сидя на стуле, молча, наблюдал за этим процессом, не сводя с Амиры глаз, зрачки в которых мелко дрожали.

После завтрака Амира попросила Людвига придвинуть зеркало ближе к окну и скрылась за ширмой. Вскоре она вышла оттуда в очень коротком облегающем платье телесного цвета, туфлях на шпильках и, встав перед зеркалом, принялась с удовольствием себя рассматривать, ничуть не смущаясь глядящего на неё Людвига.

Томас, закончив убирать со стола, сел рядом с напарником.

− Может, зеркало развернуть, чтобы ты лицом к свету была? − предложил он.

− Ну зачем же? – загадочно улыбнулась Амира.

Она чуть повернула зеркало, державшееся на горизонтальной оси, так, чтобы оно отражало на неё падающий из окна свет, отступила на шаг и, став к охранникам вполоборота, с милой улыбкой спросила:

− Я вам нравлюсь?

Ответа не было. Охранники глядели на неё во все глаза, утратив дар речи.

Её стройная фигура, освещённой лучами утреннего солнца с двух сторон – из окна и отражёнными от зеркала – была подобна ожившей античной статуе, испускавшей волшебное золотое сияние.

− Вижу, вам нравится, − сказала Амира, насладившись произведенным впечатлением. Она поставила перед зеркалом стул, грациозно на него опустилась и, приняв непринуждённую позу, лукаво улыбнулась: – Можно я тоже собой полюбуюсь?

Ей снова не ответили.

− Мужчины, что же вы такие молчаливые? – сказала она, бросив на Людвига кокетливый взгляд. – Ну развлеките же даму! Расскажите что-нибудь.

− Что тебе рассказать? Рассказать что? – спросил Людвиг хрипло.

− Ну-у-у, например, почему мы на телебашне? – она принялась, играя, покачивать зеркало носком туфли.

− Это старая история, история старая, − прокашлявшись, начал Людвиг. − Эту башню построили в тысяча девятьсот шестьдесят восьмом году, в шестьдесят восьмом. То есть восемьдесят восемь лет назад. Башня − это бетонная труба, на её верху шар, где люди находятся, а над шаром – антенны. Антенны, значит, под ними шар, а сам шар на трубе…

− Давай лучше я расскажу, − перебил его Томас. – Шар сделали на семь этажей. Нижние отдали туристам – там смотровая площадка и ресторан. Остальные этажи для посторонних закрыли. Всем говорили, что там аппаратура. Так оно и было. Но один этаж забрала себе Штази − была такая секретная служба. Чем она тут занималась, никто не знает. Её закрыли, а помещения так и остались за спецслужбами. Потом их купил господин Председатель. Потому мы и тут.

− Тут до земли далеко, далеко до земли. Ни подсмотреть, ни подслушать нас нельзя, нельзя никак, − попытался вернуть себе инициативу Людвиг.

− Зато мы всех видим, − снова перебил его Томас. – К нам ни по земле, ни по воздуху подойти нельзя. Отсюда любое наблюдение сразу видно.

− А если что, и отстреливаться удобно, легко отстреливаться. Положим снайперов по периметру – им-то всё видно, что внизу есть, а до них поди достань, − сказал Людвиг с довольной улыбкой. − Поди достань снизу-то. Только ракетой, ракетой только и достать. А нельзя ракетой – шар повредишь – башня рухнуть может. Ракета башню разрушит. Вот так-то…

− Много снайперов надо – тут периметр метров сто… − осторожно предположила Амира.

− О-о-о, девонька! У нас этих снайперов!.. Много у нас снайперов. И самые лучшие, какие в мире есть, они все у нас. У нас они все.

− Вы – Гильдия Стрелков? – спросила Амира, невинно похлопав ресницами.

− Что ты язык распустил Вигги?! – воскликнул Томас.

− Да кому она скажет, Томми? – сказал Людвиг и они обменялись понимающими взглядами.

− А почему я никому не скажу? – спросила Амира, с тем же невинным выражением лица.

Ответа не было. Людвиг промолчал, отведя глаза, а Томас, помрачнев, принялся рассматривать свой нож.

Молчание нарушила Амира.

− Как вы стали такими? – спросила она, продолжая покачивать ногой зеркало. По потолку и окну прыгал яркий солнечный зайчик.

− Какими – такими? – переспросил Томас, обрадованный сменой темы.

− Ну, мне неудобно прямо говорить… В общем, почему вас кастрировали?

− А ты не знаешь? – сказал Томас. Оба переглянулись.

− Вы что, насильники? Только насильников кастрируют. Или по состоянию здоровья.

− Что ж ты, девонька, умная, а такое спрашиваешь, − удивился Людвиг. – Разве не знаешь, кто такие евнухи?

− Евнухи? Вы – евнухи? – Амира была безмерно удивлена. – Но здесь же не Восток?

− Ну и что, что не Восток, девонька? Почему бы и не держать гарем, если деньги есть? Почему нет? – в свою очередь удивился Людвиг. − Съездили умные люди к мусульманам, к мусульманам съездили, посмотрели, как оно у них там, и себе такое захотели. Захотели себе гаремы. Дело оно хорошее.

− Вас, женщин сейчас больше, чем нас, мужчин, рождается, − вступил в разговор Томас. − Времена трудные – мужа не каждая себе найдёт. Богатого так тем более. А тут один сразу нескольких содержит. Чем плохо? А то, что незаконно, так кто сейчас на это смотрит?

− О гаремах я слышала, − сказала Амира. – Но о евнухах ничего не знала.

− Да как же без нас, девонька? – усмехнулся Людвиг. – Когда в одном месте живёт много женщин, кто-то должен их охранять? Охранять кто-то должен? А женщины-то все красивые! Красивые вроде тебя. Нормальный мужик не удержится, не удержится никак.

− Но почему именно вы?

− Сами согласились, − сказал Томас.

− Сами?!

− Сами, сами… Всю жизнь в спецвойсках… верой и правдой… А потом тебя, как собаку – ногой под зад, и пошёл вон, ты не нужен. На пенсию не проживёшь…

− Понимаешь, девонька, мы уже старенькие, старенькие мы, − вступил Людвиг. – Кое без чего мы можем и обойтись. А господин Председатель человек хороший, служивых людей понимает. Понимает он таких, как мы. Он предложил – мы и согласились. Согласились мы.

− Мы не жалуемся, − сказал Томас уверенно.

− У Председателя большой гарем? – спросила Амира.

− Нам об этом говорить не положено, − ответил Томас.

− Меня он тоже в гарем хотел?

− Ты ему нужна для… − начал было Людвиг, но его прервали.

Дверь вдруг распахнулась, и в помещение ворвался Председатель с перекошенным от злости лицом. Подбежав, он ударом ноги повалил зеркало, схватил Амиру за плечи и стал трясти:

− Кому ты сигналила? Кому?! Говори!!!

Не дождавшись ответа, он стал её душить:

− Кому ты сигналила? Кому ты подавала сигналы? Кому?! Говори!!!

Когда Амира стала хрипеть, хватка Председателя вдруг ослабла. Со словами «Не надо этого делать… Не надо…» Людвиг своими ручищами схватил руки Председателя, оторвал их от горла Амиры и завернул их ему за спину.

− Пусти, сволочь! Тварь! Дебил! Убью!!! Пусти, мразь! – орал Председатель.

− Я вас отпущу, если пообещаете, что успокоитесь. Если успокоитесь, − голос Людвига дрожал, но ослаблять хватку он не собирался. − Успокойтесь, пожалуйста! Пожалуйста!

− Убери руки, кастрат! Забыл, откуда я тебя вытащил! – рычал Председатель, тщетно стараясь высвободиться.

− Это вы забыли, господин Председатель, зачем нас наняли, − вступился за напарника Томас. – Чтобы охранять ваших женщин. Людвиг делает свою работу.

− Эта курва не моя женщина! – прорычал Председатель. – Руки убери! Я приказываю!

− Мы выполним любой ваш приказ, господин Председатель, вы же знаете. И с ней тоже… Но мучить её никто не будет. Даже вы,− решительно сказал Томас.

− Уволю! Обоих уволю! – орал председатель. Его лицо было пунцовым.

− Не можете вы нас уволить, никак не можете, − сказал Людвиг более уверенно, чувствуя поддержку напарника. – Вы забыли − у нас пожизненный контракт. За то, что согласились евнухами стать. Работаем на вас, пока не умрём.

− Или пока вы не умрёте, − добавил Томас.

Председатель притих.

− Хорошо. Я понял. Отпусти меня, − сказал он.

Людвиг отпустил Председателя и отступил, встав между ним и Амирой.

Председатель, бросив на Амиру ненавидящий взгляд, принялся растирать руки, на которых захват Людвига оставил багровые следы.

− Чем вы тут занимались последние полчаса? – спросил он.

− Ничем. Разговаривали, − ответил Томас.

− А она что делала? – Председатель презрительно кивнул в сторону Амиры.

− Ничего. Тоже разговаривала.

− А что она делала при этом? Руки её что делали?

− Она игралась. Ногой зеркало качала, − сказал Людвиг.

− Игралась?!! Зеркалом игралась?!! – взревел Председатель – Она сигналы подавала!!! Азбукой Морзе!!! А вы рядом сидели и лясы с ней точили!!!

− Это правда? – растерянно спросил Людвиг, повернувшись к Амире.

Та, молча, пожала плечами.

Томас вдруг рассмеялся:

− Молодец, девчонка! Очень умно, очень!

− Он ещё и смеётся, идиот! – взорвался Председатель. – Его баба обманула, а он радуется!

− Меня учили, что противника надо уважать. Это ещё Александр Македонский говорил, − сказал Томас. − Перестанешь уважать противника – он тебя победит.

− Так значит, коммуникатор… Тебе не наряды нужны были… − догадался Людвиг.

− Зеркало, − кивнула Амира.

Вся книга лежит здесь: http://www.chemiwriter.in.ua/novell4_face.html

Читати коментарі (0)
Рейтинг Оцінили Переглянули
0 63
( написати коментар )