На першу сторінку
 
РеєстраціяЗайтиВідновити доступ
ЛітКлуб лого
всі твори проза поезія інше рецензії форум автор

Зеркало для Стрелка. Глава 13

Михаил Поджарский, 03.01.2018 року



ГЛАВА 13

Казик

Тайна загадочных вспышек на телебашне, которые многие берлинцы наблюдали сегодня утром, до сих пор не разгадана! Бывший моряк, 91-летний Гюнтер Шварцмайер, на видео, которое уму показал наш корреспондент, распознал забытый нынче код, называемый азбукой Морзе. Ему удалось расшифровать послание: «SOS Амира». Полицейские, которым мы сообщили о том, что некая Амира просит помощи, обнаружили в месте, откуда исходили вспышки, заброшенное помещение. Судя по оставленным следам, там недавно находились несколько человек, среди них молодая женщина, брюнетка. Мы продолжаем расследование этой загадки. Всех, кто располагает информацией о женщине по имени Амира, которая нуждается в помощи, просим обратиться в нашу редакцию.

Берлинер Цайтунг, 3 июня 2056 г.

– Чем же наш фонд привлёк ваше внимание, господин Мартулевич?

Собеседником Казика был моложавый мужчина лет шестидесяти в военной униформе без погон. На его нагрудной планке было написано: «Полковник Локхорст». Он был рад нежданному посетителю, хоть и пытался скрыть это за показным равнодушием.

– Я пишу книгу о бывших военных, которые вынуждены были выйти в отставку. О том, как сложились их судьбы, – сказал Казик, глядя на развешенные по стенам кабинета военные плакаты.

– Тогда вы попали по адресу. Наш фонд опекает ветеранов спецслужб, которые посвятили жизнь борьбе с терроризмом, а в награду оказались выброшенным на улицу в самом расцвете сил. Большинству приходиться влачить жалкое существование на ту пенсию, которую им платит государство. Многие нуждаются в лечении, есть инвалиды. Спасибо нашим благотворителям. Если бы не их пожертвования, удел многих наших побратимов был бы весьма печальным.

Он многозначительно замолчал. Казик, ничего не говоря, достал коммуникатор и сделал перевод. Когда на настенном экране появилась сумма, лицо Локхорста расплылось в улыбке.

− Спасибо за щедрое пожертвование, − сказал он. – Чем могу быть полезен?

− Я хотел бы узнать о вашем бывшем сослуживце Эрике Ружинском.

Ответ последовал мгновенно:

− Боюсь, не смогу помочь. Господин Ружинский не состоит в сети нашего фонда.

− Меня интересует его прошлое, когда вы служили с ним вместе в одном подразделении.

– Откуда вам известно, что мы служили вместе? – спросил Локхорст настороженно.

– Вы с ним уволены в отставку одним приказом. Это несекретная информация.

Некоторое время Локхорст раздумывал, глядя словно сквозь Казика. Потом заговорил:

− Зачем вам Ружинский, господин Мартулевич? Среди наших подопечных есть очень интересные люди. Вот, к примеру, майор Негреску потерял обе руки. Научился пользоваться протезами. Даже вырезает из дерева весьма симпатичные статуэтки. Мы помогаем их продавать. Вот, смотрите, какой симпатичный котик, − он снял с полки деревянную статуэтку кота и поставил на стол перед Казиком. − Всего двадцать евро. Можно в юанях по курсу.

Казик послушно достал коммуникатор и перевёл ещё двадцать евро. Локхорст просиял:

− Приятно иметь дело с понимающим человеком.

− Я хотел бы узнать о прошлом Ружинского, − напомнил Казик.

Локхорст помолчал, раздумывая, потом сказал:

− Могу рассказать кое-что… Если вы дадите слово, что не будете ссылаться на меня. Или вас ждут неприятности. Поверьте, если на мне нет погон, не означает, что у меня нет возможностей.

Выслушав уверения Казика хранить в тайне их встречу, Локхорст спросил:

− Что именно вас интересует?

− Для начала расскажите почему вы подали в отставку.

Какое-то время Локхорст собирался с мыслями. Потом начал говорить:

− Думаю, не перегну палку, если скажу, что войну с терроризмом мы проиграли. Почему? Потому что наша демократическая система беспомощна перед этой заразой. Она слишком неповоротлива. Воевать с террористами, как это делают сейчас – всё равно, что охотиться на волков верхом на черепахе. Как ни стараются спецслужбы, когда дело доходит до чиновников, всё идёт насмарку. Боевики всегда на пару шагов впереди. Пока чиновники решают, как с ними бороться, те стреляют, режут, взрывают. Если их и ловят, то наши гуманные суды им дают смешные наказания. Люди гибнут, а наши бюрократы только и умеют, что руками разводить.

− Неужели ситуация настолько безвыходна? – спросил Казик.

− Почему же… Выход есть. Вернее – был. После Лондонской резни тридцать девятого года было принято секретное решение перенять тактику израильтян. Понимаете, что это значит? Израильтяне уже лет сто террористов попросту расстреливают. Быстро и без волокиты. У нас решили делать то же. Для этого была создана боевая группа «Чёрная роза». Слыхали о ней?

− Не припоминаю…

− Странно, что не слышали. Шумиха была громкая... В группу зачислили лучших из лучших – снайперов, разведчиков, диверсантов. Я горжусь тем, что и мне довелось быть её участником. Там же служил и Ружинский. Вот, в принципе, и всё.

− Вы были снайпером?

− Нет, стрелял Ружинский. В мою задачу входило подготовить огневую позицию и обеспечить отход стрелка после выполнения задания.

− Какие у вас были отношения с Ружинским?

Локхорст помедлил с ответом, раздумывая.

− Понимаете, Ружинский – человек сложный, нелюдимый. Кроме того… вы знаете, как в армии относятся к снайперам?

− Признаться, нет.

− Их не то чтобы недолюбливают… − сторонятся. В армии стреляют все. Но снайпер не просто стреляет – он убивает. Понимаете? Снайпер видит в прицеле глаза того, кого сейчас убьёт.

− Всё же, как было с Ружинским?

− Как вам сказать… Если говорить о его дружеских отношениях с коллегами, то их не было. Не сложились. Только служебные. Кое-что в нём вызывало настороженность… Он никогда не вникал в личные обстоятельства своих мишеней. Это и понятно – профессионалу это ни к чему. Его дело – выполнять приказы. Но и жизнью тех, с кем служил, Ружинский тоже не интересовался. Поговорить с ним по душам было невозможно. Сложилось даже мнение, что он не делает различий между мишенями и коллегами. Он разговаривал только о службе.

− Получал от неё удовольствие?

− Трудно сказать… Убивать людей тяжело… Вряд ли Ружинский получал от этого кайф. Правда, когда-то он сказал, что испытывает ощущение выполненного долга.

− Почему вы ушли со службы?

− За три года существования «Чёрной розы» мы поработали хорошо. Сколько подонков ликвидировали, знаю, но вам не скажу. Поверьте – много. Кончилось же всё печально. Группу уничтожили без единого выстрела. Кто-то подбросил информацию о нас журналистам. И пошло, и поехало! Скандал был нешуточный. Как же – убийства без суда и следствия! Орган внесудебной расправы! Началось расследование. К тому же оказалось, что документов, на основании которых мы действовали, нет. Пропали. Но не все. Наши рапорта о выполнении приказов сохранились. А самих приказов – не было. Как корова языком слизала. Выходит, мы занимались самоуправством. Мы, оказывается, и были террористами! Дойди дело до суда, все бы получили большие сроки, кое-кто − пожизненное, и Ружинский тоже.

− Но до суда не дошло?..

− Не дошло. Один из наших записывал болтовню кое-кого из генералов. Как он это делал, не знаю. Только те записи нас и спасли. Мы обменяли их на свободу. Дело решилось полюбовно – группу задним числом ликвидировали. Будто и не было её. Мы все написали рапорта об увольнении. Правда, нам подсластили пилюлю − присвоили очередные звания. В отставку мы вышли полковниками.

− Как сложились ваши судьбы?

− Как сложились судьбы? Что ждёт офицера на гражданке? Известно что – охранные фирмы в лучшем случае. В худшем – работа вышибалы в кабаке.

− Но вы же не стали вышибалой?

− Меня это миновало. Мы втроём, Эрик Ружинский, я и ещё один наш побратим, ушли в бизнес.

− Вы чем-то торговали?

− Не просто торговали! Мы производили средства тактической защиты – каски, бронежилеты, маски, тепловые экраны, лазерные щиты. Многое разрабатывали сами. Знаете, дело у нас пошло. Даже открыли свою фабрику. Появились деньги. Купили приличное жильё, пересели с автомобилей на вертолёты. Вроде всё сложилось хорошо… Но всё же такая жизнь была нам не по душе. Мы скучали по привычному занятию. Понимаете, не по ликвидациям, а по самой службе. Особенно страдал Ружинский.

− Искал возможность вернуться?

− Что он искал, не знаю – он не говорил. Теперь-то я понимаю, что успехом в бизнесе мы были обязаны именно ему, его энергии, изобретательности. Многое, что выпускала наша фабрика, было придумано Ружинским. Когда он ушёл, всё кончилось – бизнес потерпел крах.

− Почему он ушёл?

− Почему? Не знаю. Он никогда не пояснял мотивы своих поступков.

− Может, что-то предшествовало его уходу?

− Да была одна история… Правда, я не уверен, что его уход как-то с ней связан…

− Расскажите!

− Ну ладно, расскажу. Однажды у нас в офисе появился один субъект. Маленький такой, чёрненький. Назвался Ахмедом. Интересно, что за всё время нашего с ним общения – где-то с месяц – он умудрился ни разу не назвать своей фамилии.

– Ахмед хотел заказать нам разработку системы персонального камуфляжа бойца-диверсанта. Его идея была необычна. Он хотел сделать так, чтобы диверсант мог подойти к своей мишени вплотную, а затем покинуть место действия незаметно без применения силы. Понимаете? Чтоб его никто не заметил ни до работы, ни после. Такой себе человек-невидимка. Человек, внешность которого ускользает от восприятия, не задерживается в сознании. На него можно смотреть в упор и не видеть.

− Разве такое возможно?

− Слушайте дальше. Ахмед считал, что такой камуфляж не должен быть маской, которую надевают только на боевую операцию, а потом снимают и вешают в шкаф. Он должен составлять органическое единство с самой личностью бойца. Лучший артист − тот, который не играет. Представляете? Среди нас живёт человек, которого никто не видит!

− Серая, неприметная личность…

− Да, так и мы сначала думали. Казалось, всё просто. Существуют целые науки о том, как одеваться, какие делать причёски, макияж, как себя вести, чтобы выделяться, показывать свою индивидуальность. Казалось бы, делай наоборот и получишь обратный результат – серое, незапоминающееся существо.

Локхорст замолчал, рассеянно поглаживая статуэтку кота.

− И что? Получилось? – напомнил о себе Казик.

− Ничего не получилось. Мне потом объяснил почему. Один профессор объяснил. Всё дело в том, что Homo sapiens – существо социальное. Где бы он ни находился, он подсознательно стремиться установить связь с окружающими. А те так же подсознательно выделяют его из окружающей обстановки и определяют своё отношение к нему. Понимаете, о чём я?

− Н-н-не очень…

− Вы, обычный человек, находясь среди других людей, непроизвольно используете взгляды, мимику, жесты, голос – все свои коммуникативные средства − для того, чтобы заявить свои претензии на то место, которое вы хотите занять среди них, которое обеспечит вам максимальный комфорт и контроль над ситуацией.

− А если я не претендую ни на какое место, не хочу ни с кем общаться?

− Вы всё равно сообщаете им об этом целой системой сигналов.

− Допустим, у человека ничего не выражающее неподвижное лицо, он не делает никаких жестов, не издаёт никаких звуков…

− Его всё равно будут замечать.

− Почему?

− Потому что он человек. Представьте, что вы в городском автобусе. Вокруг вас незнакомые люди. Ваш мозг, независимо от вашего желания просчитывает возможные отношения с каждым из них. Если рядом женщина, он оценивает ваши перспективы на секс с ней. Если мужчина − насколько он может быть полезен или опасен для вас. Выйдя из автобуса, вы их забудете, но пока они рядом, вы непроизвольно фиксируете на них какую-то часть своего внимания. Если один из них вдруг достанет оружие, скорее всего, вы или кто-то из пассажиров это заметите.

− Никогда не думал… Это работает всегда?

− Этот механизм включается всегда, как только мозг идентифицирует видимый объект, как человека. Создать неприметную внешность несложно, это дело техники, но её обладатель всё равно непроизвольно будет обращать на себя внимание. Просто потому, что он человек.

− Чем всё кончилось?

− Хоть гонорар был обещан и неплохой, мы Ахмеду отказали. Вскоре после этого Ружинский ушёл. Продал нам свою долю в фирме, продал квартиру и исчез.

− Вы не пытались его разыскать?

− Разыскать? Зачем? – Локхорст задумался. Потом спохватился: – Да, кстати, а вам он зачем?

Но Казик уже выходил из кабинета, забыв на столе деревянного кота.

Вся книга лежит здесь: http://www.chemiwriter.in.ua/novell4_face.html

Читати коментарі (0)
Рейтинг Оцінили Переглянули
0 55
( написати коментар )